КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Тема 16. Культура постреволюционной России

16.1. Условия становления и этапы развития культуры постреволюционной России
В истории культуры постреволюционной России мы можем выделить несколько периодов. Первый из них начинается с революции Октября 1917 года, включает гражданскую войну, борьбу с интервенцией, новую экономическую политику (НЭП) и заканчивается серединой 1930х гг. - индустриализацией, коллективизацией, культурной революцией, преобразованием национальных отношений, то есть построением «основ социализма», созданием «основ социалистической культуры». Это - переходный этап от культуры буржуазного общества к культуре социализма, или от аграрной культуры к культуре промышленной, индустриальной. Второй этап, продолжавшийся вплоть до 1980х гг., связан с совершенствованием индустриальной культуры, попытками осуществить «комплексную индустриализацию страны», а также достичь этапа «зрелых» социалистических отношений. Это период развитых социалистических форм культуры, закладывания предпосылок для дальнейшего развития. Но в конце этого периода, в 1970е-1980е гг. стали обнаруживаться застойные явления, отрицательно сказавшиеся на развитии культуры. Страна стояла на пороге перемен. Третий этап в развитии культуры связан с попытками её реформирования, обновления, модернизации. Он охватывает время с середины 1980х гг. до начала 1990х гг. В конце этого периода в результате идеологического обновления, экономической реформы, политических изменений стала формироваться новая культура, лишённая псевдосоциалистических форм, наиболее полно отвечающая изменяющимся реалиям общества, его трансформации от индустриализма к культуре постиндустриального информационного общества.
Рассмотрим те условия, которые сказались на развитии культуры России в ХХ веке.
К концу XIX - началу ХХ вв. культурное отставание России стало стратегическим. Ещё во времена королевы Елизаветы, в Англии 1 сельский житель кормил 4 горожан, то есть 80% населения проживало в городах и связано было с индустриальной культурой. Англия была промышленно развитой страной. Лишь ненамного отставали от неё другие страны Европы: Франция, Голландия, Бельгия.
В начале ХХ века, то есть спустя два столетия после времён Елизаветы Английской, 80% населения России ещё жили в деревне, были связаны с аграрной культурой. Соответственно, прибавочный продукт, который мог быть изъят из аграрного производства, был невелик.
Некоторые исследователи с восторгом говорят о культуре «Серебряного века» в России. Они отстаивают идею о том, что она опережала во многих областях культурные движения Европы. И это так. Мы можем сослаться на целое поколение артистов, писателей, художников, вошедших в число деятелей культуры мирового значения. Но что за этим скрывалось?
К середине 90х гг. XIX века около 40% дворянских земель оказалось заложенными, а несколько тысяч дворянских имений в год продавалось за долги. В художественной форме этот процесс отразил А. П. Чехов в своей пьесе «Вишнёвый сад». Российский дворянин разорялся. Он не превращался в промышленника, как это происходило в Европе, а становился паупером, деклассированным элементом, либо шёл на государственную службу или переходил в ряды интеллигенции. Дворянская, феодальная, культура умирала, порождая пышные, высокохудожественные формы, питая своими соками литературу, поэзию, живопись. Новый же класс, промышленная буржуазия, не готов был взять на себя обузу финансовой поддержки культуры.
Однако, и аграрное производство уступало по своим показателям более развитым странам. В начале ХХ века средняя урожайность зерновых составляла 39 пудов с десятины. Производство хлеба на душу населения в Канаде в это же время составляло 117,6 пуда, в Аргентине - 93, в США - 67,2, а в России - 37,5 пуда (1913 год). В результате столыпинских реформ из 14,6 миллиона хозяйств в 1916 году отруба составляли 9,1%, хутора - 2,3%. Таким образом, реформа Столыпина не спасала положения.
Как следствие, в области образования уровень грамотности в России был невысок. В 1911 году на 1000 рекрутов неграмотных было: в Дании - 2 человека, в Швейцарии - 6, во Франции - 33, в России - 617 человек.
Аграрное производство не могло обеспечить не только повышение культурного уровня, но и элементарнейшие материальные потребности большинства населения. Россию систематически посещали голодные годы (раз в 7-8 лет). Крестьянское хозяйство не могло прокормить горожанина! Средний размер надела у помещичьих крестьян составлял 3,4 десятины, удельных - 4,8 десятины, государственных - около 6 десятин. Для обеспечения собственного прожиточного минимума необходимо было иметь не менее 5,5 десятины в чернозёмной полосе, а в остальных почвенных зонах - 6-8 десятин. Необходимо было осуществлять культурную революцию, переходить к индустриальной культуре. Но этого как раз не хотело и не могло осуществить господствующее экономически и политически дворянство. Но и буржуазия не решалась на резкие перемены, так как была напугана социальным протестом - страну сотрясали революционные выступления пролетариата и крестьянства.
Объективно страна стояла и перед социальной революцией. К этому следует добавить усиливающуюся зависимость царского правительства от иностранного капитала, его несамостоятельность в политических решениях, огромнейший внешний долг. Нарастали межнациональные противоречия, проявлявшиеся в национально-освободительных движениях. Страна стояла на пороге национально-освободительной революции.
На фоне кризисных явлений в развитии производительных сил, в социальных отношениях, в межнациональных контактах обострялись коллизии в области художественной культуры. Она утеряла былую цельность «Золотого века», стилистическое единство, и всё более и более погружалась в многообразие течений, направлений, стилевых предпочтений и т. д. Многообразие культуры привело к её атомизации, потере связи с обществом, изоляции от общества. Культура перестала влиять на развитие общества, а общество - забыло о культуре, предпочитая обращаться к самому примитивному способу разрешения противоречий - к насилию.
Началась третья революция за двенадцать лет с 1905 года. Характеризуя состояние культуры предреволюционной России, И. А. Бунин писал: «Вспомните, чего только не проделывали мы с нашей литературой за последние годы, чему только не подражали мы, чего только не имитировали, каких стилей и эпох не брали, каким богам не поклонялись… мы пережили и декаданс, и символизм, и неонатурализм, и порнографию… и богоборчество и мифотворчество, и какой-то мистический анархизм, и Диониса и Аполлона, и «пролёты в вечность», и садизм и снобизм, и «приятие мира» и «неприятие мира», и лубочные поделки под русский стиль, и имажинизм и акмеизм - и дошли до самого плоского хулиганства, называемого нелепым словом «футуризм». Это ль не Вальпургиева ночь!» [16.2, цитируется по 16.3]
Таким образом, революция в России была объективно предопределена рядом факторов, оказалась в тех условиях неизбежной, необходимой, закономерной.
Обычно при характеристике постреволюционной России особое внимание обращается на изменение идеологических форм. Но выяснить, какие более глубокие задачи и какими методами решались в России - вот задача нашего анализа.

16.2. Характерные черты и особенности культуры советской России
В культуре есть два пути развития: эволюционный (экстенсивный) и инновационный (качественный, интенсивный). Европа раньше вступила на инновационный путь развития. Россия при смене эволюционного пути вместо инновационного перешла на мобилизационный путь.
Впервые это произошло в XIV веке, когда обострился социально-экономический кризис. В результате произошёл переход от подсечно-огневого земледелия к пашенному. Он привёл к тому, что русские вышли из лесов, стали создаваться сёла и деревни и формироваться соседская община (а не родовая).
В условиях кризиса, государство получает возможность проводить относительно самостоятельную политику, в том числе и в области реформ. Это и позволило московским князьям перевести общество и культуру в мобилизационное состояние. Такое обращение к чрезвычайным мерам требуется для достижения сверхобычных целей - обеспечения выживания культуры. Особенности данного выбора следующие:
1. На выборе мобилизационного варианта развития сказались:
Огромное пространство, для освоения которого требовалось государственное начало.
Кризис аграрной культуры, необходимость перехода от «подсеки» к «пашне».
Давление Запада, вынуждающее быть наготове для отпора («Ледовое побоище»).
Татаро-монгольское иго, потребность в преодолении зависимости от Востока.
2. Такой выбор сказывается в усилении государственного начала в культуре, которое предопределяет набор чрезвычайных мер:
централизация,
интеграция,
обеспечение целостности культуры.
3. Это приводит к единообразию культуры, появляются:
иерархия,
строгая дисциплина,
тотальный контроль («око государево»).
4. Поэтому инициатива проведения реформ ложится на правительство, берётся им на себя. Следовательно, реформы проводятся «сверху» - от лица государства, правительства.
Мобилизационный путь развития смыкался с «модернизацией», то есть идеал, цель реформ, образец для «осовременивания» культуры брались откуда-то извне. В культуре России сказывается ряд модернизаций:
Переход от варварства к цивилизации, строительству государства Рюриковичей - «варягов», западных славян бодричей. Как результат, сильное «варяжское» влияние на государственность, культуру России (XI в.).
Принятие христианства в форме восточной православной церкви, греческой веры.
Реформы Петра I, вестернизация - заимствование культуры Западной Европы.
Неудачная реформа П. А. Столыпина.
Индустриализация, осуществлённая под руководством И. В. Сталина.
Модернизация, «перестройка», освоение опыта мировой цивилизации, а по сути - «американизация общества», связанная с попыткой Н. С. Хрущёва «догнать и перегнать Америку» путём, в частности, введения кукурузы в качестве основной зерновой культуры.
Модернизация приводила к «догоняющему» пути развития. В качестве идеала брался уже пройденный этап развития Запада. А это всегда обеспечивало России отставание от развитых стран. Россия не перегоняла Европу, Америку, а догоняла их. Эта ситуация подобна апории «Ахилл и черепаха»: Ахилл (Россия) не могла перегнать и даже догнать черепаху (Европу, Америку).
Развитие культуры России происходило под влиянием государства, следовательно, под влиянием его легитимности. Её нарушение приводило к крушению власти: за четыре столетия, начиная с XVII века, Россия пережила три кризиса легитимности:
1. «Смута» (1603-1613) привела к крушению династии Рюриковичей и утверждению династии Романовых.
2. «Смута» (1917-1921) привела к крушению династии Романовых и утверждению Советской власти.
3. Перестройка и «смута» (1985-1991) привели к крушению Советской власти.
В культурном развитии России очень скоро сказалось отчуждение власти и народа: при всех изменениях «наверху» народ, чаще всего, «безмолвствует» (А. С. Пушкин). Как правило, «низы» равнодушно, без энтузиазма, воспринимают и «революции сверху» и «кризис легитимности». В то же время, это не постоянное явление. Равнодушие может быстро сменяться самым активным вторжением масс в политику, вспомним Куликовскую битву, сбор ополчения Минина и Пожарского, Отечественную войну 1812 г., три революции 1905-1917 гг., Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.
Но мобилизационный вариант скорее характеризует форму культуры, её содержание определяется изменениями в базисе общества, производительных силах. И первая задача, которую стало решать революционное правительство - это повышение производительности труда, изменения в техническом базисе общества. Смешно говорить о культуре, забыв про телефон, благоустроенное жильё, удобный транспорт и т. д. Но как всё это построить? Где взять резервы для создания индустриальной базы?
Источником развития культуры в цивилизации может быть или культура иного народа, так или иначе «присвоенная» в ходе войны, колонизации, захвата и т. д., или собственные накопления, получение прибавочного продукта и его распределение.
Использовать внешние факторы революция не могла по «идейным соображениям». Долго шёл спор с «троцкистами», которые считали возможным пожертвовать революцией в России, то есть русским народом, ради «мировой революции», то есть использовать внешние источники развития культуры. Победило национально мыслящее, патриотическое крыло революционеров, которое возглавил И. В. Сталин, рассчитывавшее на внутренние факторы роста, опору на собственные силы. Оно видело ещё неиспользованные источники роста производительности труда и готово было их применить.
Известно, что производительность труда может принимать разные формы: индивидуальную, коллективную или общественную. Индивидуальная производительность труда достигается за счёт личной квалификации работника, механизации его индивидуального труда. Этот фактор в России отсутствовал: большинство населения не было знакомо с промышленным производством и его ещё предстояло приобщить к индустриальной культуре. Тем более, что общество не готово было дать инструмент, приспособления, которые способны были механизировать индивидуальный труд.
Второй формой производительности труда выступает коллективная, кооперативная форма. Она также не была развита в России. Кооперативное движение в аграрной культуре ещё только начиналось. Промышленность была развита только в нескольких регионах России. Поэтому сделать ставку на рост коллективной формы труда было можно, но ждать от неё быстрой отдачи не приходилось.
Оставался третий фактор - рост общественной производительности труда. Именно он прежде всего проявлялся в государственной политике планирования, управления экономикой и другими областями культуры и распределения производительных сил - людских и вещественных, в масштабах всей страны и по регионам. Государство в тех условиях выступало главным орудием преобразования общества, «построения социализма», а само развитие культуры понималось, как её огосударствление. В развитии культуры постреволюционной России преобладало государственное начало. А тот социализм, который строился в стране, приобрёл облик «государственного социализма».
Не менее важной особенностью культуры выступал её «социалистический» характер. Известно, что страна не готова была по материальным обстоятельствам к социалистическим преобразованиям: вплоть до ХХ века здесь проживали народы разных культурных типов. Часть из них жила ещё в условиях родоплеменной культуры, не имея опыта товарно-денежных отношений и национальной жизни. Это - большинство народов Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера. У них преобладала культура присвоения в виде охоты, собирательства, рыболовства. Другие совсем недавно вступили на путь развития товарного производства, промышленности и капитализма - их было большинство, производство у них преобладало аграрное. Некоторые из народов России уже имели опыт национальной жизни. У них были развиты буржуазные отношения, здесь закладывались основы промышленной, индустриальной культуры, но и для них говорить о переходе к социализму было ещё рано. Это - народы Прибалтики, Польши, Финляндии. Тем не менее, социалистическая форма развития получила распространение. И она вытекала не из готовых материальных форм, зрелых предпосылок социализма, а из чрезвычайной необходимости их создания. Социализм в культуре стал преобладающим в силу неизбежности сложившейся ситуации: альтернативы социалистической культуре не было.
Мы с вами рассмотрели до этого разные, исторически сменяющие друг друга, но и сохраняющиеся типы культур. Мы отметили, что для ранних форм культуры характерно было всеобщее участие в их создании и освоении. В них сам работник - творец и потребитель культуры, поскольку продукт, создаваемый работником, остаётся полностью в его распоряжении, владении, пользовании. Позднее происходит отделение части продукта в пользу работников умственного труда - организаторов и контролёров общих дел. Выделяется класс «профессионалов» - людей, получающих за оказываемые услуги долю общественного материального богатства. Этот тип культуры характерен для так называемых «варваров». Здесь обмен материального продукта на духовный и на услуги происходит добровольно. Третий тип культуры появляется в цивилизации и связан с экономическим, политическим, идеологическим принуждением, сопровождающим обмен культурных ценностей.
Низкая индивидуальная и коллективная производительность труда не позволяла утвердиться ни первому, ни второму типу развития культуры. Внимательный анализ тех культурных предпочтений, которые были распространены в России, показывает их примитивный, патриархальный характер: своё свободное время большинство населения предпочитало проводить, посещая церкви, участвуя в молебствиях и других религиозных мероприятиях; устраивая так называемые «народные гуляния», куда входили пьянки, драки, ссоры; организуя вечерние «посиделки» с разговорами-«пересудами» и другими формами общения, сложившимися в рамках аграрной культуры. Низка была культура труда и быта, не хватало санитарно-гигиенических знаний и навыков. Лишь незначительная часть населения тянулась к книге, посещала библиотеки, музеи, театры, выставки картин, участвуя в политических мероприятиях, занималась техническим творчеством, изобретательностью и рационализаторством.
Для того, чтобы массы могли преобразовать свою культуру, приобщиться к более современным её формам, вытекающим из промышленного производства, городского типа поселения, необходимо было создать предпочтение для их освоения и развития, облегчить доступ к культурным ценностям, обусловить льготы при их овладении. Это предопределило ряд мероприятий по «бесплатному» приобщению к современным культурным ценностям: на «бесплатной» основе стали развиваться библиотечное, музейное, театральное дело, медицинское обслуживание, система образования граждан. Эта «бесплатность» выступала в иллюзорной форме. По сути, весь продукт создавался производительным работником, но большая его часть изымалась государством - и возвращалась ему же, но в иных, «культурных» формах - бесплатного обучения в школе, общедоступных музеев и театров и т. д. Таким образом, вырабатывалась привычка к современным культурным формам, быстрыми темпами менялся культурный облик работника, формировались иные, более прогрессивные, культурные предпочтения, ожидания, ценности.
Государственное, «социалистическое» перераспределение продукта происходило и в региональном, и в национальном масштабах. Государство создавало современную материально-техническую базу по всей стране, в неразвитых ранее уголках России: за Уралом, в Сибири, на Дальнем Востоке строились города, заводы, открывались музеи, закладывались школы и институты и т. д. - за счёт развитого центра и промышленных регионов.
Перераспределение ценностей происходило и в межнациональном плане: неразвитые народы получали значительную помощь для развития своей культуры за счёт общественного бюджета, сформированного на базе более развитых национальных республик и, прежде всего, России, русского народа.
Государственное, «социалистическое» регулирование культурного развития имело как положительные, так и отрицательные стороны. К числу положительных сторон, несомненно, следует отнести быстроту, динамизм преобразований: за десятилетия советская, социалистическая Россия и её культура прошли путь, который царская Россия не могла пройти за века. Ни один народ, ни одна цивилизация до сих пор не могут продемонстрировать такие темпы культурных преобразований: Сталин получил Россию с крестьянской сохой, а оставил её своим преемникам с атомной бомбой, ракетной техникой и самым читающим народом в мире. Тяга к культуре была поистине всенародной, всесторонней, всеобъемлющей. Но такой вариант развития имел свои издержки и недостатки. Прежде всего, произошли нарушения в духовном облике общества, деформации сознания.
Резкие перемены, сопровождавшие развитие культуры социалистической России, привели к разрушению отношений собственности, потере чувства хозяина. Работник потерял свою индивидуальную собственность, которая была объявлена «частной» и огосударствлена, названа «общественной». Но он не приобрел и положения общественного собственника.
Сложилась парадоксальная ситуация: революция, которая должна была вернуть народу его собственность, экспроприированную, отторгнутую у него капиталистом, и сделать всех собственниками, - отобрала в лице государства у населения право распоряжаться, пользоваться, владеть общественным достоянием. Это привело к тому, что собственность стала «ничьей», и чем дольше сохранялась эта ситуация, тем отчётливее это обнаруживалось: государство не способно было управлять общественной собственностью, народ отворачивался от неё как от «чужой», ему не принадлежащей. Произошло отчуждение собственности от народа, народа от власти. Социализм в своей государственной форме не смог преодолеть отчуждения культуры.
Динамичные изменения в культурном облике России подтолкнули всевозможные силы к вхождению в политику, происходили в острой идейной, политической, классовой борьбе, сопровождались ошибками, а подчас и преступлениями. В центре развернувшейся полемики оказались и вопросы культурного развития, того облика культуры, который предстояло сформировать.
Весьма сильны были настроения, связанные с тотальным отрицанием всей культуры, доставшейся революции. Она многими объявлялась «эксплуататорской», классовой, подлежащей искоренению. Предлагалось заменить её так называемой «пролетарской культурой». Сторонники «пролеткульта» объединились в рамках Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), которая занимала влиятельное положение в литературной жизни страны в 20е-30е годы. Её руководитель Леопольд Авербах под флагом создания пролетарской культуры организовал серию кампаний против русских писателей, поэтов, художников. В оценке их творчества у рапповцев преобладали односторонние, вульгарно-социологические мнения. Всех писателей, поэтов или художников они делили на категории - «союзник» или «враг». Мишенями нападок со стороны пролеткультовцев стали М. Булгаков, С. Есенин, В. Маяковский, А. Толстой и другие деятели культуры. Русский фольклор был объявлен явлением антинародным. Согласно рапповцам, он возник по заказу княжеской знати и в угоду ей. Русские богатыри былинного эпоса превратились в объект насмешек, откровенного издевательства над всем русским. Высмеивался акт принятия христианства на Руси. Он объяснялся пьяным загулом князя Владимира. Слова «родина», «отечество», «патриотизм» подвергались остракизму, осмеянию, им придавался уничижительный смысл, отвергалось величие и мировое значение русской классики. В 1931 г. ЦК ВКП(б) принял постановление о роспуске РАППа.
Значительный вред развитию культуры нанесли и концепции так называемой «школы Покровского». Историк М. Покровский и его сторонники рассматривали всю историю России с точки зрения «классового подхода», как полосу непрерывной тирании князей и царей. Мысль о роли личности в истории изгонялась. Пётр I преподносился, как незрелый капиталист-промышленник. Ответственность за наполеоновскую агрессию против России в 1812 г. возлагалась не на Наполеона, а на русский торговый капитал. Под прикрытием лозунга «культурной революции» проводились академические «чистки», историки-русисты лишались работы. Им навешивался ярлык «классового врага». Под огонь критики попали видные историки Е. В. Тарле, С. Ф. Платонов и другие сотрудники исторического факультета ЛГУ. Закрыт был исторический факультет МГУ. Само понятие «русская история» исчезало.
О титанах русской науки и искусства до 1935 года в советской прессе говорилось и писалось без употребления слова «русский»! Так, в 1934 году отмечалось 100-летие со дня рождения Д. И. Менделеева, но без указания, что это - великий русский учёный. Не была названа национальная принадлежность Л. Н. Толстого, когда в том же 1934 году отмечалось 25-летие со дня его смерти. Только в декабре 1935 года А. С. Пушкин был назван великим русским поэтом. Постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) от 1934 года восстановило в правах историческую науку. Классовый метод остался в исторической науке как её ядро, но не абсолют, как то было у М. Покровского. История России в новых учебниках (1935-1936) предстала, как история формирования общенациональных ценностей, государственного патриотизма, а затем уже и классовых, выражающих пролетарскую солидарность. Русский патриотизм становился предтечей советского патриотизма. Таким образом, восстанавливалась историческая, культурная преемственность.
Изменялось отношение к религии и церкви. Сразу после революции, воспользовавшись недальновидной политикой ряда церковных деятелей, объявивших советскую власть своим «врагом», церкви нанесли удар. Церковь отделялась от государства. Государство отказывало церкви в финансировании за счёт собираемых им налогов и государственной казны. Школа отделялась от церкви. Церковь призвана была осуществлять присущие ей функции, а не подменять собой систему образования. Были изъяты многие ценности из церковных хранилищ, закрыты церкви и монастыри во многих городах и сёлах. Репрессиям был подвергнут и ряд служителей церкви, видных религиозных деятелей. Широкое распространение получило движение «безбожников», по сути уничтожавших русскую культуру под флагом «воинствующего атеизма».
Начиная с 1934 года, по мере оттеснения космополитической части бывших революционеров, «троцкистов», от власти, политика партии и правительства по отношению к религии и русской православной церкви (РПЦ) начинает меняться. В 1939 году принимается закрытое постановление ЦК ВКП(б) (мало кому известное до сих пор), отменявшее все ранее принятые жёсткие меры, ограничивавшие деятельность РПЦ. И. В. Сталин делает решительный шаг к сотрудничеству с ней. «Воинствующий атеизм отступает», - свидетельствует Ю. Белов, - «Сталин отлично понимал, что воинствующий атеизм есть дань революционному романтизму, доведённому, может быть, и умышленно, троцкими и бухариными до абсурда - до отказа русскому человеку иметь национальное сознание. Это сознание (и самосознание) формировалось под более чем тысячелетним влиянием христианской (православной) религии. Движение к русскому народу обязывало отказаться от воинствующего атеизма. И в этом не было проявления великодержавного шовинизма, а была правда истории. Сталин, как никто, понимал великое историческое предназначение и тяжёлую миссию русского человека. И война, и последующее развитие это доказали. В этот период в духовной культуре России происходит соединение, синтез социализма, патриотизма и национальной идеи. В этом коренится причина динамического эпохального успеха, которого достигла социалистическая культура в пору её расцвета, в послевоенные годы.»

16.3. Достижения и ценности культуры советской России
Отстояв свою свободу и независимость в борьбе с мировым фашизмом, Россия получила возможность для дальнейшего совершенствования своей культуры, придания ей развитых, зрелых форм и очертаний. Именно в этот период она продемонстрировала всему миру свои достижения, образцы, шедевры, величайшие памятники культуры, вошедшие в мировой фонд, составившие общечеловеческое достояние.
Это - произведения замечательных советских писателей Л. Леонова, Н. Островского, М. Шолохова, К. Симонова, М. Булгакова и др. Их отличает уникальность художественной формы, богатый язык, продуманная композиция, проработанность образов, глубокое идейное содержание.
Советский период в развитии культуры оставил миру замечательную поэзию, до сих пор привлекающую к себе читателя своим оптимизмом, неповторимостью ритмики, оригинальностью размеров стиха, строф, рифм. Всему культурному миру известны имена поэтов В. Маяковского, С. Есенина, А. Ахматовой и многих других.
Золотой фонд культурных ценностей советской поры создавали замечательные архитекторы, скульпторы, художники , артисты, драматурги и т. д. Радикальным образом преобразовалась наука. Она превратилась в целую отрасль знания, развивающуюся на плановой основе, настоящий конвейер открытий, изобретений, новых технологий.
В результате индустриализации, проведённой в исторически сжатые сроки, уже к 1940 году Россия из страны аграрной культуры превратилась в страну индустриально-аграрную. Примерно половина населения проживала в городах и была занята в отраслях индустриального производства или связанных с ними.
В дальнейшем процесс промышленного развития продолжился. К 80м годам в стране промышленная культура стала преобладающей. В городах проживало до 80% населения. То есть каждый сельский житель кормил четырёх горожан. Но такая же структура была в Англии во времена королевы Елизаветы! В течение этих двух столетий культура не только Англии, но и других стран Европы не оставалась на месте. К 80м-90м годам ХХ века для развитых стран характерны были тенденции, при которых большинство населения было занято в отраслях, производящих духовные ценности, создающих интеллектуальный продукт, оказывающих разнообразные услуги населению, поддерживающих инфраструктуру общества и экологическое равновесие культуры и природы. Эти новые черты, приобретаемые современной культурой, связываются в комплекс концепций постиндустриального общества, формирования информационной культуры. Для неё будет характерна высокая производительность аграрного труда. Сейчас в странах Европы 15-18 городских жителей города кормятся трудом одного сельского работника. В промышленном производстве занято всего до трети рабочей силы. Оно отличается высокой энергоёмкостью и наукоемкостью при низкой занятости трудовых ресурсов. Современное производство становится безлюдным и нематериалоёмким. Действует тенденция к миниатюризации деталей, узлов, механизмов. Огромную роль начинают играть биотехнологии, на место механических технологий приходят технологии, характерные для живого организма. Наука стала непосредственной производительной силой, органично войдя в трудовой процесс в качестве составляющей орудийной техники, химических и биологических процессов, личной квалификации работника.
Эти радикальные изменения, происходящие в развитом обществе, подчеркнули то обстоятельство, что к 1970-80-м годам в России стали проявляться застойные явления: культура потеряла ценностные, целевые установки, духовное содержание, моральные ориентиры. Обнаружился разрыв между господствующей формально культурой в её государственно-социалистическом виде и её реально складывающимися формами, между словом и делом, между мыслью и словом. Необходимы были радикальные реформы, преобразующие культурный облик России.

16.4. Культурная реформа и её демократическое содержание
Содержание культурных преобразований, начавшихся в стране в конце 80х годов, складывалось из ряда преобразований. Они включали в себя, прежде всего, предоставление свободы человеку, обеспечение ему права выбора, восстановление альтернативности в обыденной жизни. Поле свободы для созидательного труда распространялось прежде всего на экономическую жизнь общества, право выбора форм собственности для продолжения трудовой деятельности. Плюрализм форм собственности, реально утверждавшийся в обществе, порождал плюрализм социальных форм организации жизни, возрастание социальной неоднородности культуры и обострение противоречий жизни. Социальные коллизии и ожидания могли быть реализованы в правовой форме только в условиях развитой политической демократии, утверждения политического плюрализма, в том числе и в партийной системе общества. Возникло множество партий, пришедших на смену КПСС. Политический плюрализм вызвал к жизни плюрализм идейный, идеологический. В результате реформ утверждается плюралистический облик российской культуры. На смену былому «единству» социалистической культуры приходит реальное многообразие культур: необуржуазной, носителями которой выступают «новые русские», «социалистической» в лице партий левой коммунистической ориентации. Формируются «пролетарская идеология», основу которой закладывает деятельность ВКП(б) и установки «либерализма», демонстрируемого ЛДПР и т. д.
В художественной культуре на смену единому, господствующему принципу изображения действительности - «социалистическому реализму», пришло стилевое и жанровое многообразие, где ни один стиль не является господствующим и предпочтительным. За художником утверждается свобода выбора, он вправе выбирать ту или иную манеру созидания или изобретать новую. Важнейшим критерием успеха является признание широкой аудитории зрителей, способность привлечь их внимание, заслужить одобрение. В этих условиях экономический, финансовый успех отождествляется с культурным, подавляет его, вытесняет из спектра оценок, что приводит к торжеству прагматизма и утилитаризма. Культурным объявляется то, что приносит доход, экономически выгодно, а это не равноценно! Приоритет экономического над «культурным» приводит к замедлению культурного прогресса. На смену динамизму культуры периода советской России приходит культурный застой. Утверждается культурное единообразие: вновь и вновь тиражируются формы, приносящие успех. Никто из спонсоров не рискует вкладывать деньги в мероприятия рискованные, а значит, происходит селекция форм: воспроизводятся вновь и вновь одни и те же темы: секс, насилие, нажива. Культура покоится на этих темах, пропагандирует их, распространяет, а потом опять воспроизводит их же, но уже опираясь на «реалии жизни». Происходит дегуманизация культуры, она теряет своё важнейшее право - право утверждения самоценности человека, личности, жизни. Потеряв человеческую составляющую, культура порывает и с демократическими идеалами и установками, превращаясь в поле деятельности замкнутых группировок, «культурных элит», на передний план выдвигаются псевдопроблемы: секс-меньшинств, подробностей интимной жизни, криминальная хроника, сцены катастроф и т. д. Исчезают проблемы, коренные для человечества - добра, справедливости, счастья, долга, создаётся упрощённый, примитивный культурный идеал, отражающий лишь одну, при том не самую важную, сторону культуры. А значит, культура становится абстракцией, господствующей над человеком, подавляющей его, деформирующей его личность, но не развивающей его индивидуальность.
Обвинив «социалистическую» культуру в абстрактности, идеализме, демократическая культура постсоветской России сама не избежала примитивизации. И эту антигуманную, антидемократическую, абстрактную культуру навязывают средства массовой информации, утверждая её в качестве шаблона поведения, понимания, смысла. Так безоглядно понятая и утверждаемая свобода порождает собственную несвободу. Борясь с былой односторонностью «социалистической» культуры, культура периода демократической современной России порождает свою несвободу. Утверждается новая форма культурной зависимости, закреплённости.
Расширяя поле культурной свободы, государство возлагает бремя ответственности за последствия выбора на самого человека. Ответственность каждого человека несоизмеримо возрастает, этим стимулируется личная инициатива, требовательность, дисциплинированность. В условиях, когда государство было единственным собственником, оно же выступало и гарантом, ответственным за все результаты своей деятельности и деятельности любого гражданина. При культурном плюрализме главным ответственным лицом за последствия культурного процесса выступает сам человек. Успех и неуспех зависят теперь от его выбора и поведения. Государство выступает, как безответственное условие функционирования культуры, создающее лишь определённый фон её развития, но не как действенный фактор. Государство оказывается вне культуры, а культура - за пределами государства. Каждое из этих явлений превращается в самостоятельное, независимое лицо исторического процесса, хотя эта независимость - относительна. Государство всегда выражало не только классовый, но и национальный интерес. Дистанцирование культуры от государства, а государства - от культуры приводит к тому, что культура теряет свой государственный, этатистский характер, становится надпартийным, внепартийным явлением. Но, с другой стороны, она, теряя классовое содержание, не успевает приобрести национальное. Современная культура демократической России, порвав с интернационализмом, не смогла приобрести национальную форму, стала заигрывать с космополитизмом. Отсюда - широкое распространение «американизмов» в культуре России: слов, кинофильмов, техники, моды. Если в 20-е годы как болезнь распространялась мода на всё «европейское», французское или немецкое, то в 90-е - на американское: герои американских комиксов стали привычными для российских детей, более привлекательными, чем персонажи русских сказок, вместо стихов Пушкина чаще вспоминаются рифмованные тексты американских реклам. Как мы видим, критикуя и отрицая культуру социалистической России, демократическая культура стала воспроизводить её самые одиозные черты.
Таким образом, культура в современных условиях России не представляет собою чего-то абсолютно положительного, равно полноценного для всех времён и народов, для всех обстоятельств и условий. Нет, демократическая культура есть противоречивое образование, способное, разрешая одни коллизии, в то же время сохранять и порождать другие. А это свидетельствует о том, что она - исторически незрелое, неустойчивое, подвижное, развивающееся образование, которое находится лишь на начальном этапе своего формирования.

ForStu / Лекции / Культурология / (ПОЛНАЯ версия лекции по культорологии)

Copyright © 2004-2017, ForStu

Яндекс.Метрика