КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Тема 15. Культура России

15.1. От культуры Московской Руси к культуре России
Татаро-монгольское нашествие нанесло сильнейший удар по культуре Древней, Киевской, Руси, изменило её облик, на многие десятилетия остановило её рост, заставило сосредоточить внимание на одном - сохранении политической самостоятельности, восстановлении независимости и свободы.
Подсчитано, что с 1228 г. по 1462 г. в летописях сообщается о 90 случаях междоусобных войн, причём в 35 случаях говорится о взятии городов на Руси. Междоусобица, это страшное наследие периода феодальной раздробленности, - сохранялась и изживалась с трудом. Но теперь она поощрялась монгольскими ханами, использовавшими политическую зависимость русских княжеств для своих политических игр, стравливая князей друг с другом в борьбе за «ярлык» - право на княжение.
За это же время встречаются сообщения о 160 внешних войнах, которые вела Русь, в том числе из 50 сражений 30 были выиграны русскими войсками. Из 160 войн в 45 случаях рассказывается о схватках с татарами, в 41 - с литовцами, в 30 - с ливонскими рыцарями, в остальных - со шведами, камскими булгарами и др.
Монголы обложили Русь непомерными поборами. На пахаря была возложена дань сперва по 1/2 гривны с сохи, но после ряда восстаний дань была снижена - «по рублю с 2 сох». 1 гривна в то время - золотой или серебряный брусок весом 195 граммов. Одна серебряная гривна равнялась примерно 200 беличьим шкуркам, один раб стоил 5 гривен. 1 рубль равнялся 97,5 г, то есть приравнивался к половине гривны. Московский князь платил дань 5 000 рублей, то есть 4,8 тонны золота, новгородский - 1 500 рублей.
К дани добавлялись всевозможные, числом до 14, поборы, «подарки», «поминки» и прочие разовые сборы - «кормленье», «становое», «поклонное», «выездное». Но самое главное культурное достояние страны - это люди. Монголы угоняли в «полон», продавали в рабство тысячи русских людей - их покупала «цивилизованная» Европа. Через черноморские порты поток русских невольников потек из страны. Особенно ценились славянские девушки. Известен факт, когда 17-летнюю славянку продали за 2 093 итальянские лиры, хотя обычная цена была 136-139 лир. На торговле рабами обогащались причерноморские города-государства, крымские татары, генуэзские купцы.
Только во второй половине XIII в. татары осуществили 5 нападений на русские земли, в 1252, 1258, 1281, 1282 и 1293 гг. Всего Владимирское и Суздальское княжества опустошались 5 раз, 4 раза - новгородские земли, 7 раз - южные города, 2 раза - тверские земли. Город Переяславль-Залесский разрушали 4 раза, Муром, Суздаль, Рязань - по 3 раза, Владимир - 2 раза и т. д. [15.1, с. 220-221].
В летописном своде повестей о татаро-монгольском нашествии мы читаем:
«В тот же год пришли из восточных стран... безбожные татары... Много святых церквей предали они огню, и монастыри сожгли, и сёла, и взяли повсюду богатую добычу... Старых монахов и монахинь, ...и слепых, и хромых, и горбатых, и больных, и всех людей убили, а многих монахов и монахинь... увели в стены свои... А епископ Митрофан и княгиня Юрия с дочерью, и со снохами, и с внучатами, и другие, княгиня Владимира с детьми, и многое множество бояр и простых людей заперлись в церкви святой Богородицы. И были они здесь без милости сожжены... Татары... разграбили все монастыри и иконы ободрали, а другие разрубили, а некоторые взяли себе вместе с честными крестами и сосудами священными, и книги ободрали, и разграбили одежды блаженных первых князей, которые те повесили в святых церквях на память о себе... Расправились татары со всеми... И было видеть страшно и трепетно, как в христианском роде страх, и сомнение, и несчастье распространилось».
На Руси в результате татарского нашествия исчезли многие отрасли ремесла, была забыта техника перегородчатой эмали, производство стеклянных бус, черни, зерни, скани (художественной обработки благородных металлов). В других ремёслах произошло опрощение и огрубление технических приёмов. Почти на целое столетие прекратилось каменное строительство в русских городах.
Результатом монгольского нашествия явились: уничтожение сотен городов, тысяч поселений, дворцов, кремлей, церквей, монастырей. Были убиты или угнаны в Орду десятки тысяч ремесленников. Население страны резко сократилось (с XV по XVII вв. выросло всего с 2 млн. до 7 млн., а в Германии уже в XVI в. было 20 млн. человек).
Уже сами названия летописей XIII - начала XV вв. привлекают внимание к главному: трагедии народа, теме патриотизма: «Слово о погибели русской земли», «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Фёдора», «Повесть о побоище на реке Пьяне», «Повесть о битве на реке Воже», «Задонщина», «Летописная повесть о Куликовской битве», «Сказание о Мамаевом побоище», «Повесть о нашествии Тохтамыша», «Повесть о Темир Аксаке», «Сказание о нашествии Едигея». Этому же посвящены и легенды того времени: «Легенда о граде Китеже» повествует о том, что разорённый и разграбленный Батыем прекрасный город Китеж стал невидим на берегу озера Светлояр вплоть до «пришествия Христа».
Евразиец П. Н. Савицкий писал, что «Велико счастье Руси, что в момент, когда в силу внутреннего разложения она должна была пасть, она досталась татарам, и не кому другому. Татары... не замутили чистоты национального творчества». Получается, что для евразийцев татарское иго - «удача России», так как она всё равно должна была бы «пасть». Но не было предопределённого краха Руси. Через период феодальной раздробленности прошли все страны Европы. И не обязательно государства при этом гибнут. Наоборот, многие преобразуются, в них утверждается Абсолютизм с его новыми формами культуры.
Русь с XII в. сталкивается с нашествием с Запада. Первый натиск она легко отбивает: князь Александр Невский «с небольшой дружиной» разбил немецких и шведских рыцарей. А позднее западные страны сами попадают в «полосу стратегической нестабильности» и давление на «Восток» ослабевает. Нельзя считать возникновение «могучего военного государства на Руси результатом «татарского ига», так как на Западе также происходил процесс «огосударствления» - возникали централизованные национальные государства, «абсолютные монархии».
Иногда, уже в современной литературе, татаро-монгольское иго пытаются представить как «контакт двух культур», равно живительный для обоих народов. Такая точка зрения характерна для Л. Н. Гумилёва. Но контакты культур бывают разного рода. Есть обмен культурными ценностями, совершаемый добровольно, а есть насильственное насаждение своей культуры, или разрушение культуры другого народа. В отличие от арабов, которые оставили после себя в Испании прекрасные города, великолепную архитектуру, своеобразное искусство, развитую университетскую мысль - монголы выступили на Руси разрушителями её культуры, и этот факт не прикрыть никакими ссылками на «общечеловеческие» основания культурного контакта. Лишь с трудом, постепенно Русь собирается с силами и даёт отпор завоевателям.
Подъём наметился в XIV в. и связан он с возвышением Московского княжества, становлением культуры Московской Руси. Этот процесс происходил в исторически сложных условиях. Москва впервые упоминается в летописи за 1147 г. Она принадлежала ростово-суздальскому князю Юрию Долгорукому. В 1156 г. впервые в ней были возведены укрепления. В 1328 г. Иван Калита перенёс великокняжеский стол из Владимира в Москву. Она стала центром, ядром складывающейся русской нации и её культуры. Здесь, в непроходимых прежде лесах северо-востока Руси, искали пристанища бежавшие от татарского ига крестьянин и ремесленник, купец и церковный служитель. Город стал отстраиваться, расти. В нём появились свой Кремль - непременный спутник русских городов, своя центральная площадь, свои православные храмы. Постепенно происходило изменение сил в пользу Москвы. В течение 15 лет, предшествовавших победе на поле Куликовом, русские войска нанесли несколько серьёзных поражений татарам.
В 1365 г. царевич Тогай разорил княжество Рязанское, но на помощь пришли русские полки Владимира Пронского и Тита Козельского, они нагнали татарские войска у реки Вайды и разбили их. В 1367 г. московские полки не пустили татар за реку Оку и «всё лето там стояли». В 1374 г. новгородские ушкуйники прошли до низовьев Волги. В 1376 г. московские полки предпринимают поход за реку Оку и проходят далеко на юг. В 1377 г. следует марш на город Болгар и установление контроля над средним течением Волги. В 1378 г. происходит «сражение на Воже», где были остановлены войска хана Бегича. В сражении погибли сам Бегич и несколько татарских князей: Хозибей, Коверга, Карагалук, Кострок. Это была первая за 150 лет большая победа над степняками. За нею в 1380 г. последовала победоносная Куликовская битва.
Накануне сражения, 6 сентября 1380 г., Дмитрий Донской на военном совете подвёл итог: «Любезные друзья и братья! Ведайте, что я пришёл сюда не за тем, чтобы на Олега смотреть (Рязанского князя) или реку Дон стеречь, но дабы Русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить; честная смерть лучше плохого живота (жизни). Лучше было бы мне нейти против безбожных татар, нежели, пришед и ничего не сотворив, воротиться вспять. Ныне же пойдем за Дон, и там или победим и всё от гибели сохраним, или сложим свои головы... за братью нашу христиан».
Мамай писал князю Дмитрию накануне схватки: «...баскаки насаждаю по всем градам русским, а князей русских изобью». Над Московской Русью нависла серьёзная угроза, но русские воины показали высокое воинское искусство, а воеводы - полководческое мастерство. Как известно, князь Дмитрий перешёл Дон и расположил войска за водной преградой. Этот приём доступен только уверенному в своих силах полководцу. На реке Неве новгородский князь Александр Невский разбил «псов-рыцарей», прижав их к водной преграде, при Чудском озере последовал тот же распространённый приём. Князь Дмитрий отказался от него, оставив водную преграду за спиной. Европейские полководцы решатся применить этот приём лишь через 200 лет! В Орде Мамай руководил схваткой со стороны, с холма. Дмитрий Донской - ушёл в бой простым воином и сражался в Передовом Большом Полку, на который пришёлся основной удар.
Сказалось и техническое превосходство русских войск. Начиная с XII в., применялись тяжёлые, длиной до 170 см, железные стрелы, которые выпускались с арбалётов, использовалась броня для воинов и их коней. К этому времени они хорошо познакомились и с огнестрельным оружием. С «живым» огнём русские столкнулись ещё в XII в. В 1184 г. они захватили в плен половецкого мастера «живого огня» со всем его припасом. Ещё в 1376 г. при осаде Казани русские воины захватили орудия. Поэтому победа на Куликовом поле готовилась долго и сознательно. Но, объединив все силы Руси для отпора захватчикам, закрепить победу не удалось. В 1382 г. Тохтамыш, использовав предательство рязанского князя Олега, указавшего броды на Оке, обойдя русские войска, сжигает Москву. Князь Дмитрий вынужден был вновь платить золото - дань ордынскому хану, но уже 7 тысяч рублей серебром, да ещё 10 тысяч рублей было отдано взносов за задолжавшего князя Тверского. Ещё на столетие продлилась зависимость от прихотей Золотой Орды.
Русские князья использовали все возможности для восстановления независимости и свободы Московской Руси, в том числе и влияние православия. Православие не сразу утвердилось в качестве влиятельной культурообразующей силы. Долгие годы ему противостояла развитая языческая культура. Если мы посмотрим на величайшее художественное произведение домонгольской Руси - «Слово о полку Игореве», то отметим, что оно полно языческой символики, мифологии, сопоставлений, сравнений. Церковь не сразу смогла приспособиться к существующей культуре, так как плохо знала её. Из 20 митрополитов домонгольского периода только двое были русскими. Церковь на Руси находилась в зависимости от Византии. Не было своей патриархии. Вопреки распространённому мнению, церковные круги этого времени не выступили и единой, централизующей силой. Каждый из епископов поддерживал и оправдывал своего князя. В период татаро-монгольского ига церковь проводила соглашательскую политику, по сути оправдывая зависимость от Орды. Только начиная с Сергия Радонежского, политика церкви начинает меняться. Она приобретает национальный, патриотический, государственный характер.
Этому способствовало и ослабление, а затем и крах Византийской империи. В 1439 г. Флорентийский собор заключает унию (союз) о воссоединении Римской (католической) и Византийской (православной) церквей. По сути, это означало подчинение православия католичеству, лишение его самостоятельности. Московский митрополит Исидор, будучи на соборе, подписал унию, но вернувшись в Москву, был заточён в монастырь. Василий Васильевич, великий князь Московский, назвал его «латынским злым прелестником». В 1442 г. собором русского духовенства был назначен новый митрополит - Иона. Скоро Русская православная церковь получила самостоятельность и основала собственную патриархию.
К этому времени выдвигается концепция «Третьего Рима». Её обосновал псковский игумен Филофей в своих посланиях Ивану III, великому князю московскому. Суть её заключается в утверждении о том, что первый Рим погиб из-за ересей, которым он позволил укорениться в раннехристианской церкви. Второй Рим, то есть Византия, пал потому, что заключил унию с «безбожными латинами», то есть с католической церковью. Теперь историческая эстафета перешла к Москве, к «третьему Риму» и последнему, потому что «четвёртому не бывать». Залогом этого служит верность московского государя «христовой вере». «Один ты во всей поднебесной христианам царь», - обращался Филофей к Ивану III.
Так, постепенно, православие стало соединять свои усилия с государством, выступая не в качестве самостоятельной силы, но зависимой от государства, подчинённой ему. В этот период «собирания земель русских», отстаивания независимости Руси - это была, несомненно, прогрессивная тенденция в развитии её культуры. Не случайно сила и влияние церкви, её авторитет усиливаются. Это находит своё выражение в литературе, изменении её символики и метафорического языка. Если мы сравним «Слово о полку Игореве» (1185-1188) с написанной спустя почти двести лет «Задонщиной», то отметим, что она проникнута образами, сравнениями, мифологией, сложившимися в православии, здесь уже отсутствуют языческие символы. И это - закономерное отражение изменений в духовной культуре Московской Руси. Господствующие позиции здесь занимает православие. Это сказалось на характере памятников, смысле культурных ценностей и оценок. Они всё в большей степени задаются православием.
Величайшим достижением православной культуры Московской Руси, а затем и России, стала иконопись. Долгие годы художественная самобытность русской иконы недооценивалась. Считалось, что это - слепое подражание работам византийских изографов и оригинальность ей не присуща. Но, когда уже в XIX - начале ХХ вв. русская и мировая общественность познакомилась с настоящей русской иконой, общепризнанной стала её мировая художественная ценность, неповторимость, уникальность. Дело в том, что из-за климата древние иконы необходимо было «обновлять». К началу четырнадцатого века оказались записанными живописью тринадцатого столетия краски и образы одиннадцатого и двенадцатого веков. Пятнадцатый век не мог уже видеть тринадцатый, а шестнадцатому стал недоступен четырнадцатый и т. д. В девятнадцатом веке русские люди могли видеть на иконах только тёмные лики, да и те были загорожены медными или серебряными окладами. В процессе восстановления, спасения, реставрации русских икон выявился их высокий художественный статус, талантливость русских иконописцев. Н. С. Лесков в повести «Запечатлённый ангел» воспроизводит слова иконописца: «Это только в обиду нам выдумано, что мы будто по переводам точно по трафаретам пишем. А у нас в подлинниках (традиционных образцах) поставлен закон, но исполнение его дано свободному художеству. По подлиннику, например, повелено писать святого Зосима или Герасима со львом, а не стеснена фантазия изографа, как при них того льва изобразить? Святого Неофита указано с птицей-голубем писать, Канона Градаря - с цветком, Тимофея с ковчежцем, Георгия и Савву Стратилата с копьями».
На Руси сложилось несколько иконописных школ. Сперва иконы копировали с византийских образцов, потом писали самостоятельно, но с подражанием, воспроизведя манеру письма, систему образов с древних оригиналов. Позднее стала характерна переработка образов, иная их трактовка на основе схожих, повторяющихся, типичных черт. В результате образовалось глубоко оригинальное, самостоятельное искусство иконописи, отличающее одну икону от другой. Выделяются следующие иконописные школы: Киевско-Византийская, Новгородская, Псковская, Московская. Позднее, уже в XVI-XVIII вв., образуется ещё ряд школ: Строгановская и выделяемые иногда Тверская, Ростовская.
Наиболее древней считается Киевско-Византийская школа, но от неё мало что осталось и судить о ней можно по отзывам, оставшимся в летописях. В XII в. зарождается Новгородская школа иконописи. Если для Киевско-Византийской школы характерны были мягкие светотени и переходы, придающие изображению объём, то новгородские иконописцы применяли так называемые «света» - резкие белые блики, мазки, своим сплетением придающие изображению вид орнамента, что усиливало эмоциональное впечатление от иконы.
Изменяется трактовка образов икон. Если мы сравним иконы святого Николая Угодника (Мирликийского) кисти Феофана Грека и Алексея Петрова (1294 г.), то обнаружим совершенно разные мировосприятия, характерные для грека и для русского живописца. Это - люди разных эпох, разных культур. Для Феофана Грека, выходца из Византии, главное в образе святого Николая - передача его веры, аскетизма, суровости. Его Николай - непреклонный догматик, пришедший в этот мир судить и карать. За спиной Феофана Грека - весь опыт тысячелетней империи, которая всё повидала, ничему не удивляется и ничему не верит, кроме силы и непреклонности, и этот опыт сказывается в творчестве изографа. А вот в изображении русского иконописца святой Николай предстаёт в виде доброго дедушки, готового прощать своих внучат за их шалости, оказывать им помощь, поддержку. Это иная культура, которая в центр ценностей ставит добро, правду, справедливость: «не в силе бог, но в истине».
Другая знаменитая икона Новгородской школы - «Битва суздальцев с новгородцами» (XV в.). Хотя она является иконой, но написана на историческую тему и повествует о поражении суздальцев под стенами Новгорода за их «неправые дела». Московская школа иконописи складывается позднее, только к XIV в. Одна из первых икон этой школы - изображение «Бориса и Глеба», двух князей, - воинов с крестом и мечом в руках. Их совместное изображение символизирует братолюбие и единение. Московские изографы отстаивали идею единства Русской земли изначально! Любимой темой для московских изографов было изображение Покрова - богоматерь писалась на фоне церкви, простирающей покров над молящимися. Это - высокохудожественное исполнение символа защиты, спасения в единстве. Для новгородской школы были характерны противопоставления цветов, контраст света и тени, для московской - поиск их гармонии, единства, дополнительности. Величайшим художником-иконописцем Московской школы был Андрей Рублёв (1360/70 г. - 11 февраля 1430 г.). Он погребён в стенах Спасо-Андрониковского монастыря. Долгие годы место его погребения не было известно. Только Петру Барановскому, замечательному историку, реставратору, архитектору, удалось в 1948 г. установить дату и место погребения А. Рублёва. В летописи от 1405 г. мы читаем, что в Благовещенском соборе Московского Кремля иконостас расписывали Феофан Грек, «Прохор старец, чернец Андрей Рублёв». Рублёв уже при жизни почитался за великого мастера. О его известности свидетельствует повеление стоглавого собора (XVI в.): «Писать живописцам иконы с древних образов, как греческие живописцы писали, и как писал Андрей Рублёв». «Троица» написана после трагических событий в истории Московской Руси: в 1382 г. город был сожжён татарами, а броды на реке Оке, позволившие обойти русские заставы, указал рязанский князь! Русь вновь стояла на пороге усобиц и неустроения, и это - после победы на поле Куликовом, доказавшей спасительную идею единения!
Тема единства - центральная в иконе «Троица» кисти Рублёва. Ей подчинена сама композиция, расположение образов и символов: все фигуры иконы как бы вписаны в незримую сферу, круг. А сфера - наиболее устойчивая из фигур, объединяющая все детали в единое целое.
Идея единения, согласия, любви людей - лиц троицы, дополняется идеей согласия мира природы и мира культуры, их симфонии. Склонённая голова ангела соответствует наклону зелёного деревца, изображённого на иконе символа природы.
Гармонии образов и символов соответствует гармония, сочетание красок, цветов - лазоревой и розовой, довлеющих на иконе. Для А. Рублёва характерна была особая краска «голубец» - ляпис-лазурь, которой он часто пользовался.
Византийские иконы при изображении «Троицы» сосредоточивали внимание на деталях: рисовали сцену заклания «агнца божия», изображали стол, заставленный яствами и т. п. У Рублева всё подчинено целому, идее единства и согласия - главной идее его иконы.
В чаше, вокруг которой восседают три ангела - голова жертвенного агнца. Это и прообраз жертвенности Иисуса Христа, но и символ Руси, России! Чаша - в центре иконы, все остальные образы сосредоточиваются вокруг неё, объединены ею. Это символ страдания во имя спасения всех, самопожертвования. Эта чаша - чаша «добра и зла», которую предстоит испить России, эта чаша - сама Россия, центр, вокруг которого вращается весь мир, всё мироздание.
Поражает изображение фигур ангелов. Они лишены телесности, они не ограничены материей, они бесплотны. Ничто их не отягощает, они не подвластны закону притяжения. Это чисто сакральные, духовные сущности величайшей степени абстрагирования и обобщения. Свободное расположение фигур передаёт легкость, подъём, величие духа, его торжество над косной материей.
К московской школе принадлежат иконы кисти Дионисия (1430-1502). Его творчество падает на период торжества Московского государства над Ордой, утверждения царской власти на месте княжеской. Искусство Дионисия наиболее полно отражает эту смену мироощущения - осознание величия и славы Москвы. У его икон появляются такие черты, как парадность, величавость, стройность композиции, строжайшее соблюдение канона, торжественность, праздничность, нарядность, декоративность. Изменилась и палитра цветов. Появились и преобладают новые краски: золото, серебро, зелень, лазурь, розовая. Композицию у Дионисия отличает симметрия, изображения фигур - величавость, медлительность. Наиболее часто упоминаемые его работы - фрески Ферапонтова монастыря, роспись церкви Рождества Богородицы и икона «Митрополит Алексей с житием» в Успенском соборе Московского Кремля.
Творчество Дионисия - это вершина развития искусства живописи Московской Руси, вершина её культуры. И хотя впоследствии были известные иконописцы, например Симон Фёдорович Ушаков (1626-1686) - «жалованный царский живописец», центр духовной культуры перемещается в сторону светских её форм. Большую роль начинают играть наука, образование. Именно они будут определять развитие культуры России, культуры Нового времени.
Культура Московской Руси, хотя и позволила развивать производительные силы народа, восстановить самостоятельность, государственность, независимость развития, не смогла преодолеть наметившийся разрыв в социально-экономическом и технико-технологическом развитии. Когда Европа стала переходить к мануфактурному производству, на Руси вынуждены были восстанавливать систему ремесленного производства. Когда в Европе вынуждены были предоставлять свободу крестьянству, ограничивать феодализм, Руси приходилось закреплять крестьян, лишая их остатков былой свободы и самостоятельности.
Ликвидировав угрозу разрушения культуры под воздействием насилия, войны, внеэкономической эксплуатации, Московская Русь столкнулась с другой проблемой, усилением зависимости культуры от неразвитости экономических, социальных, технологических факторов. Это привело к тому, что, укрепив свои восточные границы, получив возможность освоения новых земель на востоке, Московская Русь не смогла вернуть себе русские земли по берегам Черного и Балтийского морей, получить естественный выход к водным транспортным артериям. Более того, она по-прежнему подвергалась опасности внешних вторжений и уничтожения своей культуры. С 1381 г. по 1918 г., то есть за 537 лет с Куликовской битвы до Брест-Литовского мира, Россия провела в войнах 334 года (и было только 203 года мира), а за 616 лет (1381-1997) - 361 год войн.
Все известные, судьбоносные сражения Россия вела на своей земле: Ледовое побоище, Куликовскую битву, поход Минина и Пожарского на Москву, Полтавскую, Бородинскую, Курскую битвы, оборону Москвы и блокадного Ленинграда. Поэтому патриотизм, любовь к своей земле, стремление к свободе и независимости - органические черты культуры русского народа, складывающиеся столетиями, составляющие суть её сознания. а развитие культуры Московской Руси оказал влияние ряд обстоятельств, придавших ей своеобразие и специфический облик.
К неблагоприятным факторам, сложившимся ещё в Киевской Руси и тормозившим процесс развития культуры, следует отнести: обширные необжитые пространства, позволявшие развиваться экстенсивно, зона рискованного земледелия, в которой оказалась культура, необходимость приложения больших энергетических затрат для получения равных со странами-соседями результатов. К ним добавился ряд новых.
Нигде в мире - ни в Америке, ни в Западной Европе, ни в Скандинавии нет землепашества, нет постоянного земледельческого населения в тайге. Но Московской Руси пришлось покинуть благоприятные южные степные и лесостепные районы и осваивать леса северо-востока.
Это зона «рискованного земледелия». Здесь для получения такого же объёма сельскохозяйственной продукции, как и в Западной Европе, русский мужик должен обработать вдвое большую площадь, причём в необычайно короткое время в 125-130 рабочих дней. В этих условиях вырабатывался в течение многих веков особый, отличный от Запада и Востока быт, ритм жизни, формировались специфические черты этнической психологии и культуры: трудолюбие, терпеливость, расчёт на собственную силу, коллективизм, товарищество, добрососедство, миролюбие. Это закреплено в народной культуре в виде пословиц и поговорок, образующих фонд народной мудрости: «Богатство - спеси сродни», «Богатство - вода, пришла и ушла», «Не с богатством жить, с человеком», «Бог, бог, да и сам не будь плох». Таким образом, на уровне народной культуры закреплено было пренебрежительное, скептическое отношение к богатству, прибыли, личному успеху. Богатству, прибыли противопоставлялись естественные человеческие ценности: скромность, честность, доброта, трудолюбие: «Труд человека кормит, а лень - портит», «Без труда - нет добра», «Терпение и труд всё перетрут», «Без труда не выловишь и рыбку из пруда».
Для европейской культуры был важен результат, прибыль, вещь, богатство. В русской культуре вещь не заслоняла человека. Человек был в центре культуры, ценностей и оценок: встречали по одёжке, провожали по уму! В русской культуре - процесс (труд) и результат (богатство) - слитны и нераздельны: нет одного без другого.
В европейской культуре продукт, вещь преобладает, довлеет над процессом (трудом). Труд и его продукт - разорваны. Ценился продукт, но не процесс. Для европейской культуры ценность продукта концентрировалась в денежной форме. Отсюда рано сложившийся культ денег, наживы. «Скупой рыцарь» на Руси всегда был объектом насмешки. В европейской культуре главной ценностью стала частная собственность прежде всего на землю. На Руси --осуждение наживы и торговли землей. Здесь господствовали коллективные формы собственности - общинная, церковная, государственная.
Два столетия зависимости от Золотой Орды усилили тягу народа к справедливости, миру, свободе. Если за 103 года (с 1492 г. по 1595 г.) Россия воевала с Ливонией, Швецией, Литвой, Польшей примерно 50 лет, то война со «Степью» (татарами) велась постоянно. В 1551 г. в Казани насчитывалось 60 тысяч русских пленников, насильственно угнанных в неволю. Поэтому стремление добиться политической стабильности, уверенности в завтрашнем дне, обеспечить мирные условия труда превратилось в сверхзадачу культуры, доминанту её развития.
Ответом на Вызов стало стремление к государственности, применение политических методов для решения культурных задач. Гибкая дипломатия Александра Невского, «экономное» правление Ивана Калиты, открытый вызов, брошенный Орде Дмитрием - свидетельства мудрости, мастерства русских князей и московских правителей - собирателей Земли русской.
Тяга к централизации, созданию единого государства, устранившего бы местный произвол, рассматривались как единственный вариант развития. Объединение вокруг Москвы как единственного культурного центра сформировало идею «единства», исключительности, одного варианта развития, одной формы, одного правителя - это авторитаризм в культуре, признание авторитета и поиск авторитета. Стремление к авторитаризму получило персонификацию в виде поддержки монархии, исключительности православия, что ограничивало поиск многообразия культурных форм.
Раннее развитие идеологии как воплощение идеалов, сложившихся в низах общества. И роль идеологии стала выполнять религия, православие.
Сергий Радонежский благословил князя Дмитрия на битву, оказал ему помощь, выразив не только позицию церковных кругов, но и исконные чаяния русского народа.
Православие стало формой, вобравшей в себя все движение духовной культуры - философии, политической мысли, вобрало в себя этические нормативы, подчинило своему авторитету поиск художественных образов и приемов их отображения.. Получили своё развитие православная литература, иконопись, храмовое строительство, церковное пение и музыка, монастырское освоение опыта «общежития».
Разные этносы, вовлеченные в орбиту Московской политики - русские, угро-финские, тюркские (туранские), и связанные с ними культуры способствовали утверждению веротерпимости (толерантности) русского народа. Непримиримый к врагам, стойкий на поле битвы, русский воин никогда не проявлял жестокости после схватки, не копил ненависти в своём сердце, не отличался склонностью к проведению насилия.
За время правления Ивана Грозного (ХVI в.) жертвами его политики, «опричнины», стали 6-8 тысяч человек. За эти же годы (1548-1584) в Нидерландах испанцы уничтожили до 100 тысяч «еретиков». В Париже за одну ночь, пришедшуюся на день «святого Варфоломея», было убито 3 тысячи гугенотов, а за две недели во Франции до 30 тысяч инаковерующих. Вообще за годы Реформации в религиозных войнах в Европе погибло до 300 тысяч человек. Всего этого Московская Русь не знала. Тридцатилетняя война Протестантской унии и католической лиги в 1618-1648 гг. привела к обезлюдиванию Европы. Только в одной Чехии население сократилось с 3 миллионов человек до 800 тысяч.
Иван Грозный испытывал страшные нравственные мучения от содеянного, пытался «замолить» свои грехи. Ни один из европейских монархов не испытывал видимых нравственных мучений от содеянного. В то же время, когда создавался памятник «Тысячелетия России», Ивану Грозному там места не нашлось, настолько сильно было осуждение его политики.
Культура Московской Руси - наследница культуры Киевской Руси, преемница её традиций, памятников, ценностей. Она сохранила и развила древнерусский язык, фольклор, литературу, традиции градостроительства. Древнерусский язык превратился в русский, древнерусская нация - в русскую, древнерусская культура - в русскую культуру.
В свою очередь, русская культура Московского княжества стала ядром для формирования российской культуры, образцом освоения, идеалом развития для народов, входящих в состав России.
Для Российской культуры характерна преемственность по отношению к развитию культуры Московской Руси, их органическое единство, предполагающее различия и развитие. Это - единая линия развития культуры на разных этапах её существования, что выражается в единстве языка, культурообразующего этноса - русского народа, его духовного склада.
Расширение этнической основы культуры привело к росту многообразия российской культуры, совершенству её форм. В культурное пространство оказались втянуты разнообразные культуры: земледельцев, кочевников - скотоводов, охотников, рыболовов, собирателей с разными цивилизационными основами и формационными укладами. Необходимость их мирного совместного проживания в рамках единого государства предопределила налаживание диалога культур. Российская культура силой своего примера, созданием преимуществ демонстрировала своё высокое призвание, предлагала более развитые формы для развития.
«Степной» фактор создал односторонность в развитии культуры, надолго приковал к себе внимание общества, явился источником напряжённости в русской культуре. Он породил, как ответную реакцию, стремление к миру, добрососедству, терпимости, гарантом чего явилось сильное централизованное государство, развитая православная идеология.
Изоляционизм, отрыв от культуры Запада, «закрытость» русского общества как следствие временной потери самостоятельности, затруднил процесс освоения культурных достижений европейских народов. Ограничение культурных контактов привело к тому, что своё культурное развитие русский народ вынужден был обеспечивать самостоятельно, независимо, самобытно. Русские проблемы русский народ решал русскими методами, по-русски. Отсюда уникальность, оригинальность, непохожесть русской культуры, её неповторимость.
Изоляционизм российской культуры стал тормозом в её развитии. Русь вынуждена была развиваться без учета складывающейся системы разделения труда в Европе, что не позволяло развивать все сферы культуры равномерно.
Необходимо было добиться «открытости» общества, вернуть русские земли по побережьям Чёрного и Балтийского морей. Отсюда - появление следующей «сверхзадачи», способствующей тесному сплочению нации - добиться выхода к морям, прорубить «окно в Европу». Отсюда - отчаянные усилия великого князя Ивана III, царя Ивана IV, императора Петра I - устроителей не только русского государства, но и творцов русской, российской культуры.
Но развитие русской, российской культуры осуществлялось за счёт нещадной эксплуатации российского крестьянина, совершенствования крепостнических методов интенсификации аграрного труда, ограничения свободы и независимости большинства населения в интересах правящего меньшинства. По сути, российская культура продолжает мобилизационную линию развития, сложившуюся ещё в период Московской Руси, но придает ей специфические формы.
В XV-XVI вв. культура Московской Руси достигает своего расцвета. В 80е годы XV в. русские вывозили панцири в Крым. Об этом говорит переписка Ивана III с ханом Менгли-Гиреем. Значит, они были лучше, чем изделия из Дамаска, Константинополя, Багдада. Во второй половине XV в. начинает применяться водяной двигатель, что позволяет создать механический молот и ускорить процесс выделки изделий.
С XIV века в армии начинается систематическое использование огнестрельного оружия, артиллерии - «тюфяков» (от тюркского слова «туфенг» - ружьё), то есть пушек. В 1554 г. была отлита пушка весом 1200 пудов. В 1558 г. Андрей Чохов создал знаменитую «Царь-пушку» весом около 40 тонн. Она имеет длину 5 метров, калибр ствола 89 см. При Иване Грозном русские имели примерно 2 тысячи орудий.
Русским мастерам принадлежит приоритет в изобретении нарезных (винтовых) орудий и клинового затвора (ХVI в.). В Европе эти изобретения появились только в ХIХ веке! Тогда же, в ХVI в., были созданы лёгкие полевые орудия типа «пищаль полевая», которые ставились на вооружение полков. И здесь русские умельцы обогнали Европу на целое столетие. Они работали и над «многоствольной артиллерией» - «ермакова пушка» имела семь стволов. Это - предтеча современных артиллерийских систем залпового огня типа «Катюша», «Град»! В XVI в. Россия создавала самые совершенные ружья, что изменило воинский строй. Она первой ввела линейное построение воинов, вооружённых ружьями.
Страна отличалась хорошо развитой системой дорог, почты, связи. Немецкий путешественник Герберштейн сообщает в своих «Записках о московских делах» (1517-1526), что его посланец проехал 600 вёрст из Новгорода в Москву за 72 часа. Вести из Европы доставлялись московскому царю за 5 дней - невиданная по тем временам скорость.
Русь первая создала войско, вооружённое ружьями и холодным оружием, как самостоятельную единицу. В ХVI в. появились так называемые «гуляй-города» - крепости на повозках, напоминающие гуситский табор, предназначенные для борьбы с татарами, ещё досаждавшими Москве. Русское искусство изобрело «летучую сапу» - передвижную установку, засыпаемую в нужном месте землёй, за которой устанавливались орудия.
Обобщая опыт военных действий в 1607-1621 гг., русский мастер Михайлов создаёт «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки». В «Уставе» обобщён опыт воинского искусства, накопленного в Голландии, Франции, Германии, Испании. Таким образом, русская мысль развивалась, учитывая опыт развития западной культуры. Михайлов учёл и знания, полученные в ходе Казанской кампании, Ливонской войны. «Устав» отличался от аналогичных книг западных теоретиков. В нём не только подробно перечислялись обязанности командира, меры наказания, приёмы обращения с оружием, что характерно, например, для «Военного Устава» французского теоретика Шамана (1626 г.), но и давалось подробное описание тактики, говорилось о воинском воспитании, о качествах солдата, приводились рецепты изготовления пороха, снарядов и т. д. В «Уставе» было 663 статьи, его объём достигал 467 страниц. Только артиллерийскому делу было посвящено 200 статей.
Таким образом, техническая, естественнонаучная, социальная мысль не только успешно развивалась, но и вбиралась, находила себе применение - в ратном деле. Воинская культура, в силу исторических обстоятельств, получила преимущественное, особое развитие., Растянувшаяся почти на три столетия война, прежде всего со степью, приковывала к себе всё внимание нации, вбирая в себя самый активный её компонент, способствовала преимущественному развитию одних сторон культуры за счёт других.
Для культуры Московской Руси было характерно преобладание образно-чувственного мышления и более его практическая направленность, чем стремление к построению абстрактно-схоластических картин мироздания, обобщения и теоретизирование. Это выражалось в том, что искусство, художественная культура получила приоритетное развитие по сравнению с наукой, естествознанием. Более развитые формы получило религиозное сознание, в частности, в форме православия. И в православии своих вершин достигло храмовое строительство, особенно ярко своеобразие русской культуры проявилось в деревянном храмовом зодчестве. Неповторимое художественное явление образует мир русской иконы, достигая непревзойдённого, гениального выражения в творчестве А. Рублева, Дионисия, С. Ушакова.
Если искусство преобладало над наукой, то религия преобладала над светскими формами культуры. Именно православие генерировало основные идеи, определяющие умонастроения общества: борьбу за независимость, историческое предназначение культуры - в виде концепции «Москва - Третий Рим», определившей политическое развитие страны.
Особенное значение имела нравственность. Она довлела над политикой, придавая ей смысл, значение, являясь мерилом свершённых государственных дел. Нравственность превращалась в политику, политика стала нравственной, потеряла по видимости свой классовый, эгоистический облик. Нравственность довлела над правом, выступая в виде княжеской, великокняжеской, «царской» воли.
Великий русский историк В. О. Ключевский отмечал особенности Московского государства, его культуры, выделяя следующие черты:
Во-первых, боевой строй государства представлял из себя вооружённую Великороссию, борющуюся «на два фронта» - против Запада и Востока, рыцарей и степняков...
«Вторую особенность составлял тягловый неправовой характер внутреннего управления и общественного состава с резко обособившимися сословиями.
Сословия различались не правами, а повинностями, между ними распределёнными.
Каждый обязан был или оборонять государство, или работать на государство, то есть кормить тех, кто его обороняет. Были командиры, солдаты и работники, не было граждан, то есть гражданин превратился в солдата и работника, чтобы под руководством командира оборонять Отечество или на него работать.
Третьей особенностью московского государства была верховная власть с неопределённым, то есть неограниченным пространством действием».
Все были слугами государства, а оно олицетворяло волю народа, представляло народ. В период решения сверхзадачи классовый эгоистический интерес в культуре отходит на второй план, национальный - доминирует, придаёт своеобразие культуре. Государство в этот период выступает на поверхности как надклассовое, несословное. Все классы, сословия - лишь рабы общего интереса: общенародного, общенационального. Персонификацией этого общего интереса выступает фигура царя, монарха. Его воля становится всеобъемлющей, она не получает правовую, юридическую форму, но сама выступает как право царя: «царь повелел, бояре приговорили».
Отсюда - неразвитость правовой культуры, институтов права, правосознания в обществе. Над правом довлеет политика, а над политикой - мораль, выступающая в монаршем обличии. Это создаёт ситуацию, когда гражданские институты довлеют над государственными, подкрепляют их. Так, огромную роль играют народные ополчения, сходки-вече, решения «города», стремление договориться «всем миром».
В культуре Московской Руси мечта («воля») часто преобладала над разумом. Доктрина «Москва - третий Рим» скорее отражала мечтания, романтическое восприятие истории, чем трезвый расчёт, учёт соотношения сил и возможностей, экономическое положение и т. д.
Красота довлела над полезностью, прекрасное - над утилитарным. Тщетно искать каких-либо практических функций в архитектурных частях русского храм. Почему «кокошники» получили такую изысканно-вычурную форму? Какова потребность в «куполе» церкви такой необычной формы? Ведь, может быть, с практической точки зрения можно было найти и иное, более экономное решение? Но тогда мы бы получили совершенно другую архитектуру, обликом своим напоминающую нашу современную, стандартную застройку, где дом, построенный в Москве похож на дом, возведённый в Ленинграде. Мы потеряли бы уникальность, самобытность, неповторимость нашей культуры. И это стремление к «непохожести», к авторству, к непревзойденности, заложенное традициями Московской Руси, ещё будет тревожить, смущать наше сознание и в ХХ, и в ХХI веках, заставлять искать иные формы Ответа, чем предлагает индустриализм на грани столетий. В XVI-XVII веках Московская Русь представляла собой самобытное, уникальное в культурном плане образование. Она преодолела «туранское», «степное», давление, вытеснив его на периферию, подчинив себе; сохранила свою независимость и перед давлением с Запада, остановив «давление на Восток» германской западной культуры. Но мобилизация всех сил на решение сверхзадачи подорвала силы нации. Начались феодальные распри, затем - попытка их преодоления с помощью «опричнины» Ивана Грозного, утверждение патриархии во времена Бориса Годунова, польская интервенция и изгнание поляков народным ополчением - все эти факты свидетельствовали, что положение общества нестабильно, непрочно, что противоречия, сотрясающие культуру, не разрешены. Необходимо было искать новую программу развития. И такая программа создаётся, и связана она уже с деятельностью Петра I - создателя российского государства, деятеля российской культуры.

15.2. Петровские реформы и их влияние на культуру России
В 1649 г. в Англии был казнён король Карл I. Открывается новая глава в развитии культуры Европы - культура Нового времени, расцвета индустриализма, массового искусства, господства нового класса - буржуазии.
В 1649 г. в России было издано «Соборное уложение», которое законодательно закрепило крестьян по всей стране за помещиками. Вплоть до 1861 г. в стране сохраняется крепостное право, консервируется аграрная культура, долгие годы препятствовавшая развитию промышленности, росту городов, средств сообщений, закрепившая феодальные отношения в деревне.
Но XVII век - это и время возникновения новых, буржуазных отношений, развития товарно-денежного обращения, складывания национального рынка, появления новой, буржуазной по сути, культуры России.
В становлении и развитии культуры России той эпохи, мы можем выделить три периода:
Первый период связан со становлением новой культуры, по сути своей буржуазной. Он охватывает время с XVII по XVIII вв. и завершается формированием буржуазного уклада, прежде всего в промышленно развитых районах страны.
Второй период характеризует пору расцвета культуры России, её «золотой век», и охватывает время с конца XVIII в. вплоть до 1861 г., когда происходит отмена крепостного права.
Третий период - «серебряный век» российской культуры, падает на 1861-1917 гг., с отмены крепостничества до Октябрьской революции 1917 г.
Вплоть до XVII в. культура России по своим устойчивым характеристикам оставалась производящей, земледельческой, осёдлой, здесь успешно развивалась цивилизация с государством, городской системой поселений, доминированием религиозной идеологии, православия, и крепостной зависимостью крестьян. Многоцентрие в культурном развитии сохранялось после распада Киевской Руси на ряд самостоятельных государств - княжеств: Новгород, Смоленск, Псков, Суздаль, Владимир, Тверь, Москва.
В XIV-XV вв. складывается новая этническая общность - русская народность, наряду с обособившимися белорусами и украинцами.
Татаро-монгольское иго затормозило развитие культуры Руси, но не остановило её. Русь оказалась на время изолированной, «закрытой» от Европы и для Европы страной. Но по своему типу здесь доминировала европейская культура: земледельческая, городская, осёдлая с преобладанием единых христианских символов и ценностей, хотя и различающихся в некоторых деталях: на Руси православие, в Европе - католичество, а затем протестантизм задавали систему оценок.
Постепенно складывается новый культурный центр вокруг Москвы. Этот процесс открывает ряд этапов: в XIII-XIV вв. доминируют и соперничают два центра - Москва и Тверь. В XIV-XV вв. на первый план выходит Московское кнгяжество. В XV-XVI вв. продолжается культурный подъём и образование единого Российского государства. В XVI- XVII вв. происходит консолидация русской народности, становление России, российской культуры. С начала XVIII в. понятие «Россия», «российское» окончательно утверждается для характеристики государства и его культуры.
Этому предшествует период, который получил название «смутное время». Политическая нестабильность, отягощённая страшным голодом 1601-1603 гг., когда поели всех собак и кошек и «люди людей ели», как свидетельствует летописец, церковный раскол, нашествие поляков, «самозванчество», семибоярщина - все эти потрясения показывают необходимость и неизбежность наступления новой культуры, складывание которой начинается в XVII в. Она проявляется в трудах Симеона Полоцкого (Самуил Емельянович Петровский-Ситнианович, 1629-1680), А Л. Ордина-Нащокина и других деятелей, предшественников Петра.
Реформы Петра I - это, по сути, вторая в истории России «модернизация» культуры. Первая была осуществлена в период становления Киевской Руси и её крещения.
В XVII веке Россия воевала 66 лет, добиваясь возврата своих земель. Но последние войны были неудачными. Сказывалось экономическое и техническое отставание страны. Необходимо было освоить достижения европейской культуры, и, прежде всего, опыт мануфактурного развития, товарного производства, естественнонаучного образования, светской культуры. Для этого за границу направляется ряд посольств, делегаций, чтобы на месте изучить своеобразие европейской культуры. В одном из посольств инкогнито находился сам царь, не гнушавшийся самыми обыденными занятиями.
В «заграничные» учения направляется молодёжь разных сословий. В Россию приглашаются европейские учёные, учителя. Правительство начинает поддерживать собственных промышленников и купцов: Демидовых, Строгановых. Именно в этот период они закладывают свои «промышленные империи» на Урале.
Строится современная армия, флот по западноевропейскому образцу. Формируются удобные внешние границы, обеспечивающие выход к морю и морские сообщения с другими странами. Развивается градостроительство. Прежде всего отстраивается новая столица - Санкт-Петербург - центр коммуникаций, управления, фортификационной культуры. Впервые в истории России город строится по «генеральной першпективе» - по плану, в соответствии с европейскими градостроительными и архитектурными нормами. Развиваются светские формы культуры: наука, искусство, образование. Вводятся европейские формы общения: балы, приёмы, ассамблеи, заводятся клубы. Утверждается европейский костюм, причёска, манера поведения.
«Осовременивание» культуры явилось как государственная, политическая акция. Европейская культура насаждалась «сверху», без достаточной подготовки низов, а зачастую, и вопреки их желаниям и интересам. Это привело к излишней «политизации» культуры, придало ей государственные черты. Само «осовременивание» было понято как «европеизация», «вестернизация», то есть как искоренение русского, российского её облика, придание ему «немецких», «заграничных» форм. В этот период политическое получило приоритет над нравственным, государственное - над гражданским, европейское - над национальным.
Государственному началу подчиняется всё здание культуры. Насаждаемая волей государя-императора, культура приобретает тоталитарные черты.
Православие не смогло стать выразителем интересов большинства. Сформировав идеи самобытности, самодостаточности культуры, её равноправия с культурами других народов, концепцию державности (Москва - «Третий Рим»), «добротолюбия» как формы отношений между людьми, православие ограничило свои духовные искания и перестало быть генератором национальных идей. Происходит подчинение церкви государству, ограничение религиозного начала в пользу светского, мирского. Религия перестаёт играть самодостаточную роль в обществе и постепенно начинает вытесняться нерелигиозными формами знания. Вера оказалась в подчинении у рассудка, чувства ставятся в зависимость от размышлений.
Все эти изменения происходят в сжатые, короткие сроки, при жизни одного поколения, проводятся энергично, подчас не считаясь с материальными и людскими жертвами: «азиатскими методами в азиатской стране». Нет, Россия тогда не была «азиатской страной». Но потребности «осовременивания», обновления её культуры сопровождались охаиванием всего русского, самобытного, уникального, того, что составляло единую линию развития культуры русского народа на протяжении тысячелетий.
Реформы Петра I носили противоречивый характер, а значит, были непоследовательными, половинчатыми. Но, пожалуй, главный их недостаток заключался в том, что они происходили за счёт нещадной эксплуатации крестьянского труда. Пётр I предпринял попытку создания индустриальной культуры методами, сложившимися в рамках аграрной, то есть усиливая систему закабаления работника, ограничивая его свободу, распространяя крепостничество и на труд промышленных работников. И это противоречие сказалось на его наследстве. При его преемниках была воспринята внешняя сторона модернизации - «онемечивание» культуры, но была отброшена её историческая суть: предоставление работнику большей свободы, независимости, самостоятельности, и прежде всего - в аграрном производстве, развитие промышленности как базы новой культуры и создание нового работника - индустриального рабочего. В то же время, реформы Петра подтолкнули развитие российской культуры, придали ей новые импульсы творчества, заложили новую систему смыслов, ценностей, оценок. Впоследствии, в XIX веке, они проявят себя в полном объеме. И формировать их будет та система науки, образования, искусства, которая была заложена Петром I и его соратниками в XVIII столетии. Пожалуй, становление системы просвещения - самая характерная черта петровских реформ.
Известно, что грамотность на Руси возникает задолго до введения православия. При возникновении Киевской Руси «книжное» дело стало частью государственной политики - сами первые русские князья, основатели Киевской Руси, были грамотными людьми. Грамотность, если судить по найденным «берестяным грамоткам», была обыденным явлением, по крайней мере, среди горожан.
Упадок культуры в XIII-XIV вв., связанный с нашествием татар, сказался и на просвещении. Светское просвещение не получает должного развития, а культура компенсирует себя в развитии религиозного, церковного просвещения и грамотности. В XIV-XV вв. грамотность целиком оказывается в ведении церкви.
К XVI веку Россия, хотя и медленно, восстанавливает своё хозяйство, а во многих областях делает шаг вперёд. Тем не менее, грамотных людей не хватает. В 1551 г. Стоглавый Собор принимает решение: «по всем градам» у священников, у дьяконов и дьячков учинить в домах училища», чтобы все христиане обучали своих детей грамоте и книжному письму.
Хотя первые попытки книгопечатания делаются ещё в XV веке, началось оно фактически в 1553 г. Но издатели первых книг остались неизвестными. В 1556 г. упоминается мастер печатных книг Маруша Нефедьев. В 1563 г. создаётся типография в Москве во главе с дьяконом Иваном Федоровых да Петром Мстиславцем. 1 марта 1564 г. из типографии вышла первая книга - «Апостол», в 1565 г. - «Часослов». «Галактика Гутенберга» охватила своим влиянием и Россию. Но учителей по-прежнему не хватало. Поэтому их приглашали из Белоруссии, с Украины.
В 1649 г. в Москву были приглашены учёные монахи Епифаний Славинецкий, Арсений Сатоновский и Дамаскин Птищкий. Тогда же боярин Ф. М. Ртищев пригласил из Киева 30 монахов для преподавания. Открываются школы при крупных монастырях, в городах. Школьными делами занимаются и Симеон Полоцкий, и его ученик Сильвестр Медведев.
В 1687 г. было открыто первое в России высшее учебное заведение - Славяно-греко-латинское училище (позднее - Академия). В училище принимались люди всякого чина, сана и возраста, за исключением крепостных.
В XVII веке разгорается дискуссия о характере образования между «латинствующими» и «грекофилами». «Латинствующие» отстаивали тезис о непротиворечивости веры и знания. Из этого тезиса следовало, что свободные», то есть светские науки, не противоречат богословию, и, более того, являются необходимыми для более полного усвоения богословия. К «латинствующим» принадлежали С. Полоцкий, С. Медведев. Они пользовались покровительством царевны Софьи и князя Голицына. «Грекофилы» ориентировались на православную культуру, выступая за богословское направление образования. Их поддерживал патриарх Иоким. Падение Софьи в 1689 г. привело к временному торжеству «грекофилов».
По содержанию образование было гуманитарным, а не политехническим, в основном учили языки, грамматику, риторику, философию, богословие. Научное знание приходило в основном из-за границы. В России оно перерабатывалось с точки зрения практики. На такой основе создавались разного рода «руководства». Например, «Книга сошного письма» - руководство по измерению площадей.
В 1608 году в Голландии создаётся первая подзорная труба. Уже в 1614 году она появляется и в России.
Особым интересом пользовалась география. И это не случайно: Россия стремительно расширяла свою территорию. Если в Х веке территория Руси составляла 1,1 млн. км2, в 1462 г. - 0,4 млн. км2, то в 1646 г. - уже 14,1 млн. км2 (в 1916 г. - 21,3 млн. км2). Поэтому одними из первых книг светского содержания были карты. Ещё в конце XVI в. была создана сводная карта Русского государства - «Большой чертёж». В 1627 г. выходит комментарий к общей карте - «Книга Большому Чертежу». Успешно шла опись новых земель в Сибири. Например, «Роспись Сибирским городам и острогам».
Создаются и исторические труды, в которых отрицалось провиденциалистское мировоззрение (для последнего характерно признание истории осуществлением божьих замыслов). Утверждался реализм. К такого рода трудам можно отнести «Повесть об Азовском осадном сидении». Летопись как жанр изживает себя. Их замещают «Повести». Создаются первые истории, так, Андрей Мызлов в 1692 г. пишет «Скифскую историю».
Таким образом, изменения в прежней культуре стали сказываться ещё до петровских реформ. На смену религиозным формам культуры как системообразующему, миросистематизирующему фактору приходит наука. В ходе реформ XVIII в. она получает преимущественное развитие.
В XVIII в. российская наука во многом развивалась под влиянием европейской. Становление отечественной научной мысли мы по праву можем связать с деятельностью Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765). За успехи в мировой науке и культуре он был избран почетным членом Шведской и Болонской Академий. В 1748 г. Ломоносов сформулировал, а затем и доказал общий принцип сохранения материи и движения. В Европе только через 30 лет этот же закон сформулировал Антуан Лавуазье, за что и был гильотинирован «революционерами». М. В. Ломоносов экспериментально открыл существование атмосферы на планете Венера, он возродил искусство мозаики, наладил производство стекла и цветного стекла, впервые затронул проблему этногенеза славян, создал учебник «Краткий Российский летописец». Уже этот краткий перечень его открытий, достижений показывает многогранность, уникальность его таланта, сопоставимого с титанами Возрождения, например, Леонардо да Винчи. Но здесь мы должны вспомнить и литературное творчество Ломоносова, его поэтические произведения, изыскания в области грамматики русского языка и т. д.
22 января 1724 г. в Сенате обсуждался «Проект о сочинении Академии», а 28 января был подписан протокол, где говорилось, что Пётр «указал учинить Академию». На содержание Академии было выделено 24 912 рублей в год. Перед Академией ставилась задача - «возвращение» и «расположение» «художеств и наук», их «размножение». Академическая деятельность должна была способствовать «славе государства», но также, чтобы и «польза в народе впредь была». Если университет - «собрание учёных людей, которые наукам высоким... младых людей обучают», то Академия - это «Социетет (собрание) персон, которые для произведения наук друг другу вспомогать имеют». Учёные в Академии должны обладать прежде всего «знаниями на современном научном уровне», но также развивать их «через новые инвенты (издания)» (в смысле новых открытий и изобретений).
На XVIII в. падает и учреждение Московского университета.
Указ об учреждении Московского университета с двумя гимназиями (для дворянских и «разночинских» детей) при нём был подписан Елизаветой Петровной 12 января 1755 г. (в «Татьянин» день) - «по примеру европейских университетов, где всякого звания люди свободно наукою пользуются». Но крепостной мог поступить в Университет, лишь получив «вольную».
Студенты были государственными служащими. Они носили знаки государственной службы, шпаги, одеты были в мундиры зеленого цвета с красным воротом и обшлагами. Они обязаны были носить парик и шляпу. В числе первых студентов были Д. И. Фонвизин (1745-1792), В. И. Баженов, Н. И. Новиков, Г. А. Потемкин и другие известные впоследствии люди России. Фонвизин позднее вспоминал, что «в университете учились мы весьма беспорядочно» по причине «нерадения и пьянства учителей». Но сам Фонвизин, тем не менее, преотлично знал логику и латынь. Учителями вначале были иностранцы, а позднее выпускники самого университета - С. Е. Десницкий, С. Г. Забелин, П. Д. Вениаминов, Д. С. Аничков и др.
Развивались образовательные и научные институты и иного статуса, в провинциальных городах. Продолжали функционировать церковно-приходские школы при монастырях.

15.3. Российская культура в пору её расцвета
Хотя реформы Петра I и открыли простор для развития образования, науки, просвещения, положение этих институтов культуры было непрочно, их развитие уступало по темпам, по количеству европейской системе образования.
И не последнюю роль здесь играла политика правительства и монархии. Официально самодержавие поддерживало науку, образование. Неофициально - сдерживало их развитие. Так, Екатерина II писала Салтыкову: «Черни не должно давать образование, поскольку будет знать столько же, сколько Вы да я, то не станет нам повиноваться в такой мере, как повинуется теперь». Сдерживала развитие образования, просвещения и сословность культуры: одна система образования решала различные задачи для представителей различных сословий:
для детей дворян предназначались кадетские и пажеские корпуса, обеспечивающие подготовку государственных служащих;
для лиц духовного звания - семинарии;
для солдатских детей - гарнизонные школы.
Более половины уездных городов России к началу XIX века не имели даже малых народных училищ. Министр народного просвещения С. С. Уваров заявил в 30е годы XIX века о необходимости «умножать, где только можно, число умственных плотин». Герцен, анализируя политику правительства времён Николая I, писал: «Власть только о том думает, как бы замедлить умственное движение».
Сохранялось сильное влияние церкви и религии. В 1819 г. во всех российских университетах были утверждены кафедры «богопознания и христианского учения», вводился обязательный курс богословия. Из школьных программ уездных училищ исключались начала естественной истории и технологии, сократились курсы географии и истории. Развивался институт цензуры. Уставы университетов были изменены в сторону ограничения их самостоятельности. Напуганное революционными изменениями в Европе, самодержавие пыталось затормозить просветительские процессы, придать им нужную направленность и содержание.
Тем не менее, остановить процесс просвещения было невозможно. Развитие промышленности, государственная служба, купеческое дело требовали знающих людей. Особенно сильное влияние на образование оказывало развитие горного дела, промышленности. Поэтому в XIX веке основываются технические учебные заведения: в 1828 г. - Петербургский практический технологический институт, в 1830 г. - Московское ремесленное училище, в 1822 г. - Земледельческая школа в Москве и др.
К этому времени начинают приносить свои плоды те мероприятия, которые осуществлялись в XVIII веке в области науки. Российская наука выходит на мировой уровень. В 1819-1821 гг. экспедиция Ф. Ф. Беллинсгаузена (1778-1852) и М. П. Лазарева (1788-1851) открывает Антарктиду. Русские мореплаватели исследуют острова Тихого океана, Аляску, устье реки Амур. В 1823 г. профессор Казанского университета Н. И. Лобачевский (1792-1856) делает открытие неевклидовой геометрии. В. В. Петров демонстрирует вольтову дугу (1809 г.). В 1832 г. физик П. Л. Шиллинг (1786-1837) создаёт первую линию электромагнитного телеграфа. Б. С. Якоби (1801-1874) работает в области гальванотехники. П. П. Аносов (1799-1851) закладывает основы литья высококачественной стали. Крепостными мастерами Е. А. и М. Е. Черепановыми создаётся первая железная дорога на Урале. Среди историков выделяется творчество Н. М. Карамзина (1766-1826), С. М. Соловьева (1820-1879), Т. Н. Грановского (1813-1855).
XIX столетие приносит значительные успехи в развитии отечественной науки: она претендует на равноправность с западноевропейской, а порой и на превосходство. Нельзя не упомянуть ряд пионерских работ русских учёных, приведших к достижениям мирового уровня. Д. И. Менделеев (1834-1907) в 1869 г. открывает периодическую систему химических элементов. А. Г. Столетов (1839-1896) в 1888-1889 гг. устанавливает законы фотоэффекта. П. П. Семёнов Тян-Шанский (1827-1914) и Н. М. Пржевальский (1839-1888) выполняют обширные исследования Средней и Центральной Азии и Сибири, Н. Н. Миклухо-Маклай (1846-1888) - островов Океании. В 1863 г. выходит работа И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». К. А. Тимирязев (1843-1920) основывает русскую школу физиологии растений. П. Н. Яблочков (1847-1894) создаёт дуговую электрическую лампочку, А. Н. Лодыгин (1847-1923) - лампочку накаливания. А. С. Попов (1859-1906) изобретает радиотелеграф. А. Ф. Можайский (1825-1890) и Н. Е. Жуковский (1847-1921) своими исследования в области аэродинамики закладывают основы авиации, а К. Э. Циолковский (1857-1935) известен, как основоположник космонавтики.
В 1897 г. проводилась Всероссийская перепись населения. Согласно переписи, в России средний уровень грамотности составлял 21,1%, у мужчин - 29,3%, у женщин - 13,1%, около 1% населения имели высшее и среднее образование. В средней школе, по отношению ко всему грамотному населению, обучалось всего 4%.
В XIX в. укрепляется материально-техническая база книгоиздания, печати: в 1864 г. работало около 300, а в 1894 г. - уже примерно 1000 типографий. В год производили до 10 тысяч наименований книг. В городах насчитывалось примерно 2 тысячи книжных магазинов.
В 1860 г. в Петербурге издавалось 7 ежедневных газет (в провинции ежедневных газет ещё не было), а в 1890е гг. - уже 100 газет, в том числе 30 - в Москве и Петербурге.
Возникают библиотеки нового типа:
бесплатные народные библиотеки-читальни;
книжные склады;
земские библиотеки.
К концу XIX в. было примерно 500 публичных библиотек и около 3 тысяч земских народных читален.
В первом десятилетии ХХ в. Россия по количеству издаваемых книг занимала уже третье место в мире (после Германии и Японии). Выпускалось 125 легальных газет, через 12 лет - уже более 1000, из них 827 на русском языке.
Согласно переписи 1897 г., из 126 миллионов человек населения России:
педагогическим трудом занималось 170 тысяч,
библиотечным делом - 1 тысяч,
книжной торговлей - более 5 тысяч,
художников и артистов было примерно 18 тысяч человек,
учёных и литераторов - 3 тысяч,
лиц духовного звания - 250 тысяч
С 1797 г. по 1917 г. грамотность мужского сельского населения возросла с 3,3-6,1% до 53,2%, женского населения с 2,1-5,2% до 22,6%. Разрыв в грамотности женского и мужского населения за эти годы увеличился: в 1797 г. мужчины превосходили женщин в 1,3 раза, в 1917 г. - в 2,4 раза. Грамотность сельского населения в целом возросла с 2,7-5,6% до 37,4%. Грамотность городского населения увеличилась за эти же годы с 9,2-21% до 70,5%.
Увеличился разрыв в уровнях грамотности в городе и деревне: в 1797 г. в городе он был выше на 19,9%, в 1917 г. - уже на 49,5%. Особенно заметно отставало женское население деревни: за 1797-1917 гг. грамотность возросла с 3,7% до 22,6%, а в городе у женщин - с 8,6% до 61%. Крестьянки же составляли значительную долю населения России: в 1797 г. - 46 %, в 1897 г. - 38% всего населения.
В целом за 120 лет грамотность населения в возрасте старше 9 лет увеличилась с 3,3-6,9% до 42,8%, то есть в 8,4 раза. В XIX веке в России среднегодовой темп роста грамотности составлял для сельского населения 1,8%, для всего населения 1,6%.
Государственная система образования оставалась, в основном, старой. В 1909 г. был открыт всего один университет - в Саратове. В то же время, широкое распространение получили частные учебные заведения, например, Психоневрологический институт В. М. Бехтерева, Вольная высшая школа П. Ф. Лесгафта. Законом от 1911 г. женщинам, окончившим высшие курсы, разрешалось получать диплом, приравненный к государственному. Накануне революции 1917 г. грамотность среди лиц старше 8 лет составляла 38%-39%.
Развитие художественной культуры, литературы, искусства в XIX в. происходит в противоречивых формах. Художественная культура приобретает самостоятельность по отношению к религии, становится светской, мирской, но в то же время усиливается её связь с государством, зависимость от политики.
В этот период отчётливо сформировались два направления: одно под девизом «искусство ради искусства», или, в более широком смысле, «культура ради культуры», другое направление подчёркивало зависимую, служебную роль культуры, искусства.
Представители первого - А. А. Фет, А. К. Толстой, А. Н. Майков, А. В. Дружинин и другие, считали, что искусство - самодостаточное явление, развивающееся независимо от других явлений по своим законам - красоты, долга, справедливости. Представители этого направления дистанцировались от политики, сосредоточив своё внимание на художественной форме вопреки социальному содержанию.
Нельзя однозначно оценивать творчество представителей этого направления. Художественная форма играет важнейшую роль в искусстве, придаёт ему совершенство, законченность, отражает общесоциологическую тенденцию к самостоятельности социальных форм. Однако, нельзя забывать, что эта самостоятельность - относительна. В частности, культура находится в зависимости от характера политики, природы политического режима и т. д. В истории культуры России были мрачные страницы истории, когда усиливались государственный гнёт и политические репрессии, например, годы после поражения восстания декабристов, а также «мрачное семилетие» (1848-1855). В такие периоды направление «искусство для искусства» обладало определённой прогрессивностью, поскольку дистанцировалось от государственного гнёта, противостояло официозу в эстетике и культуре.
Но в общем и целом, большинство деятелей культуры признавало её служебную функцию, её зависимость от общества. Это нашло выражение в их творчестве. Так, К. Ф. Рылеев заявлял: «Я не Поэт, а Гражданин». А. С. Пушкин сформулировал свою позицию более совершенно: «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать». Н. А. Некрасов подчёркивал: «Поэтом можешь ты не быть, но Гражданином быть обязан». М. Е. Салтыков-Щедрин сформулировал свою позицию более однозначно: «Литература и пропаганда одно и то же», ставя свою лиру в прямую зависимость от служения обществу, народу.
Политические верхи общества также сформулировали свою позицию по отношению к культуре. Ещё в 20е гг. XIX в., как считается, Ф. В. Булгарин подал Николаю I записку об «искоренении лицейского духа». В ней он сформулировал политику, которая получила наименование «культурное охранительство», понимаемое, как «охранительство политическое». Суть этого направления заключается в том, что художественная культура рассматривалась как средство для снятия социальной напряжённости: «Пусть лучше кричат в театре, чем на улице» - вот смысл концепции. Но Николай I пошёл по другому пути: «Пусть нигде не кричат». Поэтому правительство стало усиливать цензуру, надзор за «неблагонадёжными» литераторами и поэтами, препятствовать развитию частных театров и проч.
Таким образом, в культуре сформировалось три направления.
Первое представляло культуру как средство «развращения демократического сознания масс», как назвал его позднее В. И. Ленин (см.: Ленин В. И. Полн. Собр. Соч. Т. 22, с. 117). Оно было представлено деятелями типа Ф. Булгарина.
Второе направление - «запретительское», проявлявшееся в официальной политике монархии.
Третье направление было представлено революционно-демократическими силами в лице В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, рассматривавшими культуру как средство политического воспитания, просвещения народа, становления чувства гражданственности, свободы, независимости.
Напуганное ростом революционных настроений на Западе (революция 1848 г. в Европе, Парижская Коммуна 1871 г., рост забастовочной борьбы пролетариата), царское правительство в России делало всё возможное, чтобы «спасти юношество от революционной заразы». С этой целью усиливалось «классическое» начало в образовании, а политическое и естественнонаучное - сокращались. Преобладающими становятся классические гимназии, статус реальных гимназий был низведён до уровня училищ - их выпускники не имели права поступления в университет. В 1866 г. были закрыты журналы «Наш современник» и «Русское слово», в 1884 г. - «Отечественные записки». Министр народного просвещения И. Д. Делянов в 1887 г. издаёт циркуляр «О кухаркиных детях». Он ограничивал приём в гимназии детей низших сословий - дворников, прислуги, мелких торговцев и ремесленников. Указом 1884 г. была ликвидирована автономия университетов. Министр народного просвещения заявлял, что «обучать грамоте весь народ или посоразмерное число оного количества людей - принесло бы более вреда, нежели пользы…»
В то же время, царская цензура не могла остановить тягу к литературе, поэзии, живописи, искоренить их свободолюбивый дух. XIX век - это вершина развития русской культуры. Именно на этот период падает большинство памятников культуры, вошедших в мировой фонд культурного наследия.
В поэзии - это имена А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, А. Фета и др. В литературе, публицистике - Н. Г. Чернышевского, А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. А. Некрасова, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого и др. В живописи - К. Брюллова, А. Г. Венецианова, М. Врубеля, В. А. Тропинина и др. Был доведён до совершенства классицизм, который принял форму академизма. Создаются специальные художественные общества, организуются выставки, закладываются галереи искусств. Растёт интерес к театру: А. Н. Островский, А. В. Сухово-Кобылин, В. И. Немирович-Данченко, К. С. Станиславский становятся национально-признанными драматургами.
Развивается творчество композиторов: М. Глинки, А. С. Даргомыжского, М. П. Мусоргского, П. И. Чайковского, А. Н. Бородина.
Реформа 1861 года открывает новый этап в развитии культуры России, который получил название «Серебряный век». Ликвидация крепостного права, развитие буржуазных отношений в деревне обострили противоречия в развитии культуры. Они обнаруживаются прежде всего в охватившей российское общество дискуссии и в складывании двух направлений: «западнического» и «славянофильского». Камнем преткновения, не позволившим примириться спорящим, стал вопрос: по какому пути развивается культура России? По «западному», то есть буржуазному, или она сохраняет свою «славянскую самобытность», то есть консервирует феодальные отношения и аграрный характер культуры.
Поводом для выделения направлений послужили «Философические письма» Петра Яковлевича Чаадаева (1799-1856). Первое письмо было опубликовано в журнале «Телескоп» в 1836 г. В нём все беды России выводились из качеств русского народа, для которого, якобы, характерны: умственная и духовная отсталость, неразвитость представлений о долге, справедливости, праве, порядке, отсутствие самобытной «идеи». «Ни одна великая истина не вышла из нашей среды», - безосновательно утверждал П. Я. Чаадаев. «История России - это «отрицательный урок» миру», - считал философ. Резкую отповедь автору писем дал А. С. Пушкин: «ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал», - заявил поэт. Сам Чаадаев оправдывался тем, что он критиковал Россию, опираясь на некую «общечеловеческую правду».
Российское общество разделилось на «славянофилов» и «западников» - «врагов-друзей», как их назвал Н. А. Бердяев. К «западникам» относились В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. В. Станкевич, М. А. Бакунин и др. «Славянофилов» представляли А. С. Хомяков, К. С. Аксаков, Ю. В. Самарин.
Для «западничества» был характерен определённый набор идей, который они отстаивали в спорах. В частности, в этот идейный комплекс входили: отрицание самобытности культуры любого народа; критика культурной отсталости России; преклонение перед культурой Запада, её идеализация; признание необходимости модернизации, «осовременивания» российской культуры, как заимствования западноевропейских, по сути буржуазных, ценностей; представление о человеке как прообразе культуры общества, порядка. Идеалом человека западники считали европейца - «делового, прагматичного, эмоционально сдержанного, рационального существа, отличающегося «здоровым эгоизмом», типичным образом которого у писателя Гончарова выступает Штольц в его противостоянии Обломову. Характерной для «западников» была и религиозная ориентация на католицизм и экуменизм (слияние католицизма с православием, что привело бы на практике к ликвидации православия, его поглощению католицизмом), а также космополитизм. По политическим симпатиям «западники» являлись республиканцами, им присущи были антимонархические настроения.
По сути, «западники» были сторонниками индустриальной культуры - развития промышленности, естествознания, техники, но в рамках капиталистических, частнособственнических отношений.
Им противостояли «славянофилы», отличавшиеся своим комплексом стереотипов. Для них были характерны критическое отношение к культуре Европы; её неприятие как антигуманной, безнравственной, бездуховной; абсолютизация в ней черт упадка, декаданса, разложения. С другой стороны, их отличало преклонение перед культурой России, абсолютизация её уникальности, самобытности; героизация исторического прошлого; затушёвывание социальных противоречий в городе и деревне. Славянофилы свои ожидания связывали с крестьянской общиной, рассматривая её как хранительницу всего «святого» в культуре. Духовным ядром культуры считалось православие, которое также рассматривалось некритически, преувеличивалась его роль в духовной жизни России. Соответственно, утверждался антикатолицизм и отрицательное отношение к экуменизму. Славянофилов отличала монархическая ориентация, преклонение перед фигурой крестьянина - собственника, «хозяина», и негативное отношение к рабочим как «язве общества», продукту разложения его культуры.
Таким образом, славянофилы, по сути, отстаивали идеалы аграрной культуры и занимали охранительные, консервативные позиции. Их отличали национализм и патриотизм.
Противостояние западников и славянофилов отражало растущее противоречие между аграрной и промышленной культурами, между двумя формами собственности - феодальной и буржуазной, между двумя классами - дворянством и капиталистами. Но подспудно обострялись противоречия и внутри капиталистических отношений - между пролетариатом и буржуазией. Революционное, пролетарское направление в культуре выделяется в качестве самостоятельного и, по сути, определит развитие культуры России в ХХ веке. Оно будет представлено многообразными направлениями в культуре: в философии - марксизм и ленинизм, в литературе, поэзии, живописи - социалистический реализм, в социальной сфере - движением рабочего класса за свои права и освобождение.
В целом, для культуры «Серебряного века» России были характерны:
1. Политизация. Она обнаруживается в том, что культура прямо и открыто ставит себя на службу тех или иных политических сил, становясь «партийной», но она проявляется и в мнимой «деполитизации» культуры, при которой культура становится средством «отвлечения» масс от политики, что играет на руку господствующему режиму. Так, в начале ХХ в. эта тенденция была представлена «легальным марксизмом» (П. Б. Струве), департизацией («ликвидаторство» в РСДРП(б)), ростом политических, творческих объединений художников, композиторов, писателей.
2. Потеря общественного «идеала», цели развития для большинства культурных течений. Горьковский Уж провозглашает ценность обыденного бытия, его идеал - чтобы в жизни было «тепло и сыро», он противостоит стремлению Сокола «видеть Небо». Пропагандируется идея покаяния - «не надо было браться за оружие» (Г. В. Плеханов). Идея «Человека-бога» Ф. М. Достоевского сменяется идеей «Богочеловека», при которой человек низводится до «твари дрожащей», а не «творца». Культура, по сути, лишается своей «возвысительной», анагогической, функции, превращаясь в систему регистрации действий и настроений.
3. Происходит деидеологизация культуры, разрыв её с демократическими, революционными традициями.
4. Провозглашаются задачи «богостроительства» и «богоискательства» («Мать» М. Горького, творчество Мережковского), для которых предлагается «обновить православие», создать вместо него новую религию, способную примирить общество, - например, религию сотрудничества «человека и бога» (В. С. Соловьёв), «закона любви» (Л. Н. Толстой); заменить православие «теорией общего дела» Н. Фёдорова. Марксизм предлагается заменить «позитивной» наукой, «социологией», «эмпирионизмом», махизмом, тектологией (А. Богданов).
5. Культура развивается в эсхатологических ожиданиях скорого «конца света» - революции. Часто вспоминаются строфы М. Ю. Лермонтова: «настанет год, России чёрный год, когда царей корона упадёт». Широкий отклик получают не только такие картины, как «Над вечным покоем» И. Левитана, но и произведения И. Шишкина - «Утро в сосновом бору», М. Врубеля - «Поверженный Демон». Но особое внимание привлекает картина молодого художника К. Петрова-Водкина «Купание красного коня» (1910 г.), в которой напрямую усматривались революционные ожидания.

6. В духовном климате после поражения революции 1905-1907 гг. происходит нарастание индивидуалистических настроений, растёт интерес к иррационализму, мистическим явлениям. Ведьмы, колдовство, нечистая сила, столоверчение становятся модными увлечениями. Искусственно привлекается внимание к «проблеме пола», публику интересуют темы секса, получает толчок к развитию порнография.
7. От былого единства культуры XIX века, нашедшего выражение в стиле классицизма, академизма, через критический реализм культура периода «Серебряного века» приходит к многообразию стилей, течений, направлений: в литературе складываются акмеизм, символизм, имажинизм, футуризм и т. д.; в живописи - классическое направление (рис. 15.23), модернизм (рис. 15.24, 15.25), кубизм, абстракционизм (рис. 15.26), авангардизм (рис. 15.27), примитивизм (рис. 15.28), неоантичность и проч. Попытка «модернизации» культуры, связанная с реформой П. А. Столыпина, оказалась неудачной. Её результаты были меньшими, чем ожидалось, и породили новые противоречия. Нарастание напряжённости в обществе происходило быстрее, чем находились Ответы на возникающие коллизии. Обострялись противоречия между аграрной и индустриальной культурами, что выражалось и в противоречиях экономических форм, интересов и мотивов творчества людей, в политической жизни общества.
Требовались глубокие социальные преобразования для того, чтобы предоставить простор для культурного творчества народа, значительные вложения в развитие духовной сферы общества, технической его базы, на что у правительства не хватало средств. Не спасало и меценатство, частная поддержка и финансирование значительных общественных, культурных мероприятий. В историю культуры вошли такие её ценители, как Мамонтов, Морозов, Бахрушин, Третьяков, которые на свои средства поддерживали искания художников, создавали музеи изящных искусств, картинные галереи. Но все эти проекты не могли кардинальным образом преобразовать культурный облик страны, они остались ярким, но незначительным эпизодом её культурной жизни. Страна попала в полосу нестабильного развития и не нашла иного выхода, кроме социальной революции.

ForStu / Лекции / Культурология / (ПОЛНАЯ версия лекции по культорологии)

Copyright © 2004-2017, ForStu

Яндекс.Метрика