КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Тема 8. Культура цивилизации Древнего Рима

8.1. Этапы становления и развития культуры античного Рима
Как ни развита была культура античной Греции, всё же не она непосредственно лежит в основании европейской культуры. К концу I в. до н. э. древнегреческая культура приходит в упадок, Греция теряет самостоятельность, на авансцену мировой истории приходит другой народ со своей своеобразной культурой - древние римляне.
В истории культуры Древнего Рима мы выделяем ряд периодов. Обычно выделяют три главных стадии в развитии формы культуры любого общества, в том числе и римского. Первая стадия - возникновение, становление явления, его существование наряду с другими и постепенное выделение в качестве господствующего, доминирующего. Применительно к культуре Древнего Рима эта стадия охватывает время с VIII в. до н. э., момента основания «Вечного города», утверждения этрусской династии, принятия закона XII таблиц, и до Ш в. до н. э., завершения борьбы патрициев и плебеев и завоевания Римом всей Италии.
Вторая стадия связана с функционированием зрелых форм культуры, наиболее развитых, «классических». Для Древнего Рима этап зрелости охватывает период со II в. до н. э., когда классическое рабство приобрело доминирующее значение в городах, и вплоть до II в. н. э., когда рабство распространилось на периферию республики.
Третья стадия связана с отмиранием, разложением культуры, возникновением элементов новой культуры, в будущем - доминирующей и господствующей. Для античного Рима эта поздняя стадия охватывает период со II в. н. э. до V в. н. э., времени завоевания Рима варварами.
Но иногда можно встретить и иную периодизацию, где за основание отсчёта периодов берётся эволюция политического строя древнего Рима. В таком случае выделяют:
1. культуру эпохи царей (VIII в. до н. э.-VI в. до н. э.);
2. культуру эпохи республики (V в. до н. э.-I в. до н. э.);
3. культуру периода империи (I в. н. э.-V в. н. э.).
Как видим, эта периодизация несколько отличается от ранее приведённой по историческим датам, но не по сути: и в том, и в другом случае речь идёт о возникновении культуры, о периоде её расцвета и стадии отмирания, разложения.
Так же, как и греческая, древнеримская цивилизация имела предшествующую ей культуру. В далёкой древности территорию, на которой возникает римская культура, населяли обитатели, говорившие на умбрийском языке, именно они создали культуру так называемой Виллановы. Затем их сменили этруски, которые пришли в эти края около 1000 г. до н. э. Этруски создали высокоразвитую цивилизацию со своей городской культурой. Известны такие этрусские полисы, как Арретий, Цере, Клузий, Тарквиний, Вольки, Вейи и др. Хотя найдено около 10 тысяч памятников этрусской письменности, расшифровать их не удаётся до сих пор. Римляне многое заимствуют у этрусков:
города-полисы, построенные по плану;
водопровод, канализацию;
символы власти - пучки розог с воткнутым топориком - фасции;
одеяние сенаторов - тогу с пурпурной каймой;
этруски первыми применили в строительстве ложный купол, без клиновидных балок. Известно, что греки не признавали купольное перекрытие, а римляне - применяли его;
в сакральном строительстве этруски возводили 3х-частные (3х-нефные) храмы. У этрусков была «троица» верховных божеств: Тин (римский Юпитер), Уни (Юнона у римлян) и Мнерва (Минерва римлян). Это были небесные боги, которым соответствовали боги земные и подземные (хтонические). Этруски вошли в религиозную историю введением гаданий - Мантики. Они гадали по внутренностям животных, по печени, по полету птиц и т. д. и передали страсть к гаданиям римлянам. У них эту функцию выполняли особые жрецы - авгуры.
Этруски верили в загробную жизнь, в покровительство домашних богов - Гениев, Ларов и Пенатов. У этрусков была хорошо налаженная связь с греками. Греки даже назвали море, омывающее берега Этрурии, Тирренским, а самих этрусков называли Тирренами. В середине VII в. до н. э. этруски начали войну с греками, но очень скоро потерпели поражение. Стал возвышаться Рим. Каноническая легенда связывает возникновение Рима с древнегреческой историей, гибелью Трои. Один из защитников Трои, Эней, покинул захваченный греками город, и после скитаний по морям, высадился в Италии. Он женился на дочери местного царя Латина. Сын Энея, Асканий Юл, основал город Альба-Лонге, но был свергнут своим братом. Дочь свергнутого царя - Рею Сильвию, чтобы пресечь династию, сделали жрицей богини домашнего огня - Весты. Весталки до 30 лет обязаны были соблюдать обет безбрачия. Но Рея Сильвия родила от самого бога Марса двух близнецов. Убить её не решились, а младенцев отобрали и отнесли в лес, чтобы там убить. Но раб не выполнил царский приказ и оставил детей. Их вскормила волчица, потом пастухи подобрали двух братьев и назвали их Ромулом и Ремом. Когда братья подросли, они случайно убили царя, который когда-то приказал их убить, и восстановили на троне своего деда. Сами они ушли и основали новый город. При этом братья поссорились, и Ромул убил Рема. Так был основан Rоmulus, Roma, город Рим.
Согласно мнению известного историка I в. до н. э. Марка Теренция Варрона это произошло 21 апреля 753 г. до н. э. Долгие годы эта легенда считалась недостоверной. Но всё же и сейчас в центре Рима стоит памятник Капитолийской Волчице. Последние раскопки подтверждают, что Рим возник в VIII в. до н. э. Следует учесть, что 21 апреля обычно отмечается и древнейший пастушеский памятник - Парилии.Дата основания Рима играет важную роль в истории культуры. Долгие столетия она служила точкой отсчёта для исторических дат. Существовало несколько культурных традиций для определения времени исторических событий. Религиозная, связанная с догматами Ветхого Завета, за отправную дату берёт время «от сотворения мира» Богом. Позднее, около IX в. н. э., её дополнила Новая традиция - «время от рождества Христова» - события, описываемого Новым Заветом, - I в. н. э. В нашей литературе это «время» называется «временем до нашей эры» и «временем нашей эры». Но наряду с этими, по сути религиозными, нормами, существовала чисто светская традиция, которая отсчитывала события «от времени основания Рима».

8.2. Особенности культуры Древнего Рима
В период VIII в. до н. э. в окрестностях Рима жили три народа - это латины, которые поселились на месте Палатинского холма в Х в. до н. э., уже упоминавшиеся этруски и сабины (сабиняне). Сперва были заселены холмы - Палатин, Целий, Эсквилин, Квиринал, Вилинал, Капитолий, Авентин. Между холмами образовалась площадь - Форум Романум - центр Рима. Но скоро все 7 поселений разрослись и объединились в одно поселение. Таким образом, и в истории Рима мы наблюдаем то же явление культуры, синойкизм, что и при возникновении греческих полисов. И всё же не полис является государственным центром культуры, а цивитас. Полис - это город-государство, это гражданская община, соединившая в себе и политические, государственные функции. Цивитас - это гражданская община, городская. В отличие от культуры Древней Греции, которая возникает как нецентрализованная, многополюсная, культура Древнего Рима - это единая, государственно поддерживаемая, централизованная культура. Рим, возникнув как поселение маленькой общины, выходцев из Альба-лонге, со временем превращается в политический, административный, культурный центр огромной жёстко централизованной империи, протянувшейся от Британии до Средней Азии.
На всех пространствах, которые были завоеваны римскими солдатами, распространялась единая, унифицированная, государственно насаждаемая римская культура. Историки выявили странную закономерность: римские легионы «не смогли закрепиться в землях, в которых не произрастала виноградная лоза, хотя судьба Римской империи с историей виноградарства не связана». А виноград возделывался на огромнейших пространствах Старого Света!
На развитие римской цивитас огромное влияние оказали исторические условия основания Рима. Римляне постоянно враждовали со своими соседями, отсюда их культура изначально была милитаризована. Римская история начинается с конфликта и убийства и закончится в пламени пожаров под победные крики вандалов, герулов и других варварских народов. Рим вынужден был постоянно воевать, заключать союзы с соседями, нарушать их, снова заключать. Поэтому политические обстоятельства способствовали тому, что римляне постоянно присоединяли к своему государству-городу всё новые территории с зависимым, полузависимым и несвободным населением.
Первоначально во главе римской общины стоял царь. Он соединял в себе функции верховного военачальника, судьи и жреца. Изначально религиозная культура носила государственный характер, служила государственным, политическим задачам, обслуживала государственные интересы. Отсюда, известный формализм религиозной жизни, её излишняя регламентированность, несамостоятельность. Связав свою судьбу с государством, религиозная культура не могла эволюционировать, приспосабливаться к изменившимся обстоятельствам и вырождалась вместе с государственным аппаратом.
В основании римской общины находились три этнических элемента - три трибы: латины, сабины и этруски. В каждой трибе было десять курий, в одной курии находилось десять родов. Итого в римскую общину входили первоначально триста родов. Только члены этих родов были граждане, а предводители их заседали в Сенате, и это были патриции. Кроме этого существовали клиенты и плебеи. Первоначально плебеи не входили в состав «римского народа», но позднее получили все права.
Царь избирался. Последние римские цари были этрусского происхождения, но неудачи в войне с греками привели к упадку влияния этрусков и усилению латинского начала в культуре. В 509 г. до н. э. последний царь Тарквиний Гордый, по происхождению этруск, был изгнан из Рима. Установился республиканский строй. К IV веку этруски уже забыли свой язык и никто не мог прочитать этрусские надписи. По сути, погибла культура целого народа, уже имевшего опыт жизни в цивилизации, а латины, менее развитые в культурном отношении, дали начало новой, римской культуре. Падение царской власти было предрешено разложением родовых отношений и возвышением аристократии. Родовая аристократия использовала для своего возвышения ager publicum - общественное поле, приватизируя пашню и продукты общественного труда, превращая общественную собственность в частную. Патрициям противостояли плебеи, не получившие ничего при делении общественного достояния.
Второй период в развитии культуры Древнего Рима получил название «республиканский». Он связан с борьбой плебеев и патрициев. Под давлением плебеев были составлены и обнародованы «Законы ХII таблиц», которые хотя и улучшили правовое положение плебеев, но не избавили их от мелочных притеснений. Только в 445 г. до н. э. плебеи формально получили все права гражданства.
Рассматривая путь, пройденный античным Римом, С. Л. Утиенко отмечает, что это была эволюция «от полиса к империи», «от гражданина к подданному». Для гражданина были характерны непосредственные, прямые «неотчужденные» связи в системе «община - гражданин», то есть связи «соучастия». Для «подданного» определяющими в культуре стали связи в системе «империя - подданный», то есть связи подчинения. Положение человека, определялось не его личными усилиями, его личными качествами и талантами, а местом в государственном устройстве, которое сперва в республике отторгло, оттеснило от власти большую часть граждан, а затем, в империи, превратило всех в «подданных», доведя отчуждение до крайних форм. Отсюда огромнейшая роль, которую играло государство, политика, которая подавляла, подчиняла себе все другие элементы культуры.
В эпоху расцвета гражданского общества, в период республики, когда основной ценностью был сам Рим (родина), римский народ развил политико-правовую культуру, философию. «Пожалуй, ни в одной другой культуре право не занимало столь высокого места в иерархии её компонентов, не пронизывало до такой степени и философскую мысль и повседневную жизнь». Все сферы культуры были подчинены задаче обосновать превосходство римского политического строя над всеми другими.
Но, достигнув власти и величия, Рим стал клониться к упадку. В период империи утрачиваются политические свободы, растёт культ императора, распространяется чувство отчужденности, бессмысленности, страха перед будущим. В этих условиях на первое место в иерархии культуры выдвигается религия. Сам император был объявлен богом и любой чиновник обязан был при вступлении в должность давать клятву, в которой он обязывался чтить, любить и оказывать почести императору, как богу. По всему «вечному городу» были расставлены статуи императора, которым обязаны были поклоняться все. Частая смена императоров приводила и к частой смене скульптур. Но утверждение «политической религии» не спасало положение. Рим был наполнен жрецами всевозможных богов и культов, всевозможными сектами, последователями эзотерических (тайных) учений. Среди многообразия конфессий (религиозных общин) постепенно влияние получает христианство - «религия рабов», а потом и большинства. В последние десятилетия существования Римской империи христианство доминировало в философии, искусстве, правовых учениях.
В обыденной жизни широко были распространены самые примитивные представления о сверхъестественном: гадания, суеверия, магия. Среди приёмов магии был известен такой: дом в магических целях покрывали черепицей, на которой был выдавлен алфавит. При этом буквы сложены в слова и предложения, но располагались хаотично. Это были обращения к богам. Сами просьбы не были сформулированы - предполагалось, что божество само возьмёт из него то, что сочтет нужным. Среди магических форм распространены были «таблицы проклятий», «таблицы заговоров», амулеты, волшебные буквенные сочетания и т. п.
Рим очень скоро стал крупнейшим городом мира. Население его доходило до 1 млн. человек. Естественно, очень остро стояла проблема городского хозяйства, культуры обеспечения городской жизни. Она обеспечивалась за счёт интенсивного строительства. Тем более, что материал - камень, находился под ногами, в подземных каменоломнях - катакомбах. По мере роста верхнего города рос и подземный, где скрывались беглые рабы, укрывались разбойники и грабители, а позднее - собирались христиане.
К I в. н. э. в Риме насчитывалось 11 водопроводов - акведуков, и около 600 фонтанов. Самый крупный водопровод Марция, сооруженный в 144 г. до н. э. был длиной около 90 км, он действует и в наши дни. К III в. н. э. в Рим поступало ежедневно до 1 млн. м3 воды и римское население было обеспечено водой полностью. На жителя столицы приходилось в сутки 600-900 литров. В начале ХХ века в Петербурге на одного жителя приходилось всего 200 литров, в середине ХХ века в Нью-Йорке - 520 литров.К концу I в. до н. э. в Риме было 170 терм, общественных бань (рис. 8.6), в IV в. н. э. - уже 1000. В среднем на 1 район приходилось 60-80 бань. Плата за посещение общественной бани была очень низкой - 1/4 асса, и доступна даже бедным. Для римлянина баня была тем же, чем для грека - гимнасий. В банях устраивали библиотеки, проходили диспуты. Ежедневное посещение бани стало обычаем ко времени империи. Особенно славились бани Каракаллы. И если мы вспомним описание бани, сделанное Боккаччо в его «Декамероне» в период культуры Возрождения, мы поймём, что потеряла и что приобрела варварская Европа из наследия Рима.Но Рим вошёл в историю культуры и введением городских врачей - служащих. Антоний Пий установил, что для крупных городов необходимо иметь 10 врачей, 7 для средних и 5 для небольших населённых пунктов. Врачи освобождались от воинской службы и содержались за счёт городской казны.
И всё же в период империи городская культура уже не привлекала граждан. Лукиан призывал не общаться с людьми, жить в неизвестности и презирать всех. Дружба, гостеприимство, товарищество, алтарь милосердия - да будут считаться совершенным вздором... Жить надо в одиночку, как волки. Нельзя верить никому из нынешних. Все неблагодарны и подлы. Ювенал предлагал бежать из императорского Рима, «хоть к ледяному океану, за савроматов. Бежать из города, от его ужасов, владеть кусочком землицы - Где? Да не все ли равно, хотя бы в любом захолустье».
В отличие от соседней Греции, где пахотной земли было мало, Рим располагался на равнинной территории, и первоначально у него не было проблемы завоза зерна - всё производилось на месте. Была создана высокоразвитая «культура хлеба». Культура хлеба покоилась на развитой для тех условий технике: был изобретён колёсный плуг, использовался безотвальный плуг, применялись жатвенные машины, были известны бороны, веятельные лопаты и т. п. Таким образом, использовалась техника, которой не знала соседняя Эллада, кичащаяся своими философией и искусством. Высокоразвитая техника была дорогой и использовалась на крупных виллах, а не в мелком крестьянском хозяйстве.
Высокоразвитой была и культура обработки почв - передовая агрикультура позволяла получить, по свидетельству Колумеллы, до 10 винных мехов (200 амфор) с 1 югера пашни (4 югера равнялись 1 га). Варрон добавляет, что если по большей части в Италии был урожай сам-десять, а для Этрурии - сам-пятнадцать, то передовые хозяйства получали урожай до 2,5 центнеров зерна с 1 га. В царской России урожайность накануне Первой мировой войны достигала сам-восемь - сам-семь. Варрон, Катон, Колумелла - римские учёные, писатели, много внимания уделяли устройству полей, описанию орудий труда, то есть повышению культуры хлеба. Известны труды: Катона «О земледелии» (нач. II в. до н. э.), Варрона «О сельском хозяйстве», в котором самым тщательным образом выясняются вопросы доходности аграрного производства, указывается на необходимость применения удобрений, селекции, акклиматизации культур, специализации хозяйств. Система восстановления почвенного плодородия, как она была осмыслена и разработана в труде Луция Модерата Колумеллы «Сельскохозяйственная энциклопедия» в 60е гг. I в. н. э. оставалась непревзойденной в Европе до начала использования химических удобрений в XIX в.
Основой производства «хлеба» было римское поместье. Оно делилось на три части:
1. Villa (усадьба) - центр поместья;
2. Fundus - земельная территория, на которой велось хозяйство;
3. Instrumentum - оборудование, орудия труда.
Все «орудия труда» также делились на три части:
1. Instrumentum mutum - инструмен «молчащий», орудия труда;
2. Instrumentum semivocale - инструмент, оборудование неговорящее, то есть скот;
3. Instrumentum vocale - орудия говорящие, то есть рабы.
Широкое использование рабского труда придавало специфику римской культуре. С одной стороны, эксплуатация рабов давала прибавочный продукт, используемый для развития других компонентов культуры - искусства, права, религии, политики. С другой стороны, «рабский труд» разорял свободного земледельца, заставлял его перемещаться в город, искать там приложения своих сил.
Римляне осознавали, что труд рабов менее производителен, чем свободных, но тем не менее не могли отказаться от него. Труд свободных применялся или на сезонных работах, или в нездоровой местности. Во всех других случаях применялся труд рабов.
Рабы, особенно умелые, ремесленники, стоили дорого. Например, раб-ремесленник (faber) стоил 20-30 тысяч сестерциев, что равнялось годовому доходу среднего поместья в 200 югеров (50 га). Поэтому крестьянин, бывший общинник, не мог купить себе раба. Поскольку раб - «говорящее орудие», стоил дорого, его следовало беречь и без нужды «не портить». Катон Старший писал: «рабам не должно быть плохо, они не должны мёрзнуть и голодать». Полевым рабам давали в среднем в месяц 4,25 модия (примерно 28 кг) пшеницы, что в пересчёте на хлеб давало 1,5 кг в день. Но такой же была норма и легионера в армии! Давали также 0,5 л «рабского вина» (третьей выжимки) в день, 1 модий соли (8,5 л) в год, 0,5 л масла в месяц и т. д. Зимой, когда тяжёлых работ не было, нормы уменьшали. Рабочий день летом достигал 16-17 часов, зимой - 12-13 часов. К 30 годам раб исчерпывал свои силы и мог получить свободу.
Раб - это объект общественных отношений, насильственно превращённый и удерживаемый в таком состоянии. Рабы сопротивлялись, как могли: Колумелла свидетельствует: «Рабы приносят зерновому полю большой ущерб, они отдают волов на сторону, плохо кормят их и прочий скот, небрежно пашут землю, расходуют значительно больше семян, чем нужно, за посевами ухаживают небрежно и получают небольшой урожай». Труд из-под палки не приносил хороших плодов. Огромная армия надсмотрщиков следила за рабами, на 5-7 рабов нужен был один надсмотрщик, который бы заставлял их работать. Росла армия рабов, но росла и армия надсмотрщиков, слуг, которые их обслуживают. Таким образом, росло паразитическое население, которое съедало весь прибавочный продукт. Крупное рабовладельческое хозяйство разорило свободного крестьянина и само пало в непреодолимом противоречии. Армия тех, кто поедает хлеб, росла быстрее, чем производство самого хлеба. Не «революция рабов», не восстания, подобные войне, которую вёл Спартак, раб-гладиатор, уничтожили культуру рабовладения: нет, она разложилась в силу присущих ей антагонизмов: падала мотивация к труду рабов, но и свободные не были заинтересованы в честном труде. По улицам «Вечного города» бродили толпы деклассированных элементов и дружно кричали: «Хлеба и зрелищ!» Сейчас и бесплатно! Кто и как получал хлеб, мы уже узнали. Какие же зрелища предлагал Рим? Долгое время римляне довольствовались самыми примитивными видами искусства. Культура «atium’а», досуга, была неразвитой. Аристократия предпочитала заниматься войной и политикой. Для занятий искусством времени и желания не было. Вкус римской публики не пользовался хорошей славой, считалось, что трагедии они предпочитают комедию, а комедии - гладиаторские бои. Общественное положение поэта, артиста оставалось приниженным. Многие из них оставались рабами: грек из Тарента, Андроник, раб, перевёл на латынь «Одиссею», получил имя Ливий Андроник и стал известен как римский писатель, поэт. Сын рабыни, Палемон, был ткачом, затем стал рабом-педагогом (то есть сопровождал сына своего господина в школу), обучился самостоятельно грамоте, получил свободу и новое имя Реммий Палемон. Был известен как учёный-грамматик. Вольноотпущенник Гай Юлий Гигин заведовал библиотекой на Палатине. Таким образом, были рабы-учёные, рабы-филологи, поэты, артисты. Не было только рабов-юристов!
Римляне не были музыкальным народом. Как правило, этими искусствами занимались иноземцы, или рабы, то есть зависимые слои населения. Лишь после победы над Карфагеном римляне стали приобщаться к философии, к занятиям искусством, поэзии. Начало римской прозы, поэзии кроется в народной культуре, сформированной ещё до возникновения цивилизации. В частности, известны братья Салии - религиозное объединение жрецов бога Марса, которые устраивали театрализованные представления - 1 марта братья в боевом облачении устраивали шествия, распевая песни. Уже к I в. язык этих песен никто не понимал! Движение процессии сопровождалось танцем - тринудием. У римлян издавна существовал и погребальный обряд, во время которого устраивались показательные бои. Первых гладиаторов (от слова «гладиус» - меч) поэтому называли бустуариями (от слова «бустум» - костёр, на котором сжигали тело павшего, или само погребение).
Первые организованные игры ещё имели связь с погребением: в 264 г. до н. э. на похоронах Юния Брута его сыновья устроили схватку на мечах. Зрелище настолько поразило римлян, что игры стали традицией и вошли в историю римской культуры как несомненная новация.
Гладиаторские цирки стали строиться повсеместно. В Риме специально был отстроен гигантский гладиаторский театр - Колизей (рис. 8.8), развалины которого сохранились до наших дней. Возникли гладиаторские школы, где рабов обучали искусству владения мечом. Гладиатор Спартак вошёл в историю как руководитель восстания рабов, чуть не погубившего Рим. Когда погиб его товарищ - Крикс, Спартак не стал устраивать поминальные игры, в которых бы участвовали его соратники - гладиаторы. Он заставил сражаться между собой 300 римских легионеров. Со временем бои стали устраиваться по любому поводу. Росло число участников игр: если в первой участвовало 3 пары бойцов, то при императоре Октавиане Августе - до 600 бойцов. Император Троян устроил состязание, в котором участвовало 10 тысяч гладиаторов - вчерашних воров, убийц, беглых рабов. Со временем среди гладиаторов появились свои «характерные роли»: гопломах выступал как тяжеловооружённый воин, ретиарий был вооружён трезубцем и сетью, локвиарий выходил с полей, андобат выступал в глухом шлеме без отверстий для глаз, мирмиллон участвовал в галльском вооружении с изображением рыбки на шлеме. Вводились игры с участием зверей. Травили христиан хищными зверями, устраивали гладиаторские бои в водоемах и т. д.
Участвовать в играх мог и свободный, заключивший контракт и давший клятву: «даю себя жечь, вязать и убивать железом». Раненый гладиатор мог просить о милости зрителей. Поднятием пальцев - вверх или вниз - толпа римлян решала его судьбу.
Гладиаторы пользовались успехом, известностью не меньшей, чем современные звезды, в том числе и у римских матрон. Это вызывало насмешки сатириков. Так, Ювенал в своих «Сатирах» пишет:
«Что за краса зажгла, что за юность пленила Эннию?
Что, увидав, «гладиаторши» прозвище терпит?
Сергиол, милый её, уж давно себе бороду бреет,
Скоро уйдёт на покой, потому что изранены руки, ...
... всё ж гладиатор он был, и стало быть, схож с Глакинтом.
Стал для неё он дороже, чем родина, дети и сестры,
Лучше, чем муж...»
Римские мыслители с тревогой писали о пагубном влиянии, которое оказывают на нравы римлян гладиаторские бои. Сенека указывал: «нет ничего гибельнее для добрых нравов, чем зрелища, ведь через наслаждение ещё легче подкрадываются к нам пороки». Но запретить гладиаторские игры не удавалось. Только в 403 г. н. э. в Риме христианский монах Телемак вышел на арену цирка с целью прекратить бой гладиаторов. Он был убит, но с тех пор бои гладиаторов были запрещены.
Римская культура развивалась неравномерно. По сравнению с периодом царей, республиканская форма правления привела первоначально к её снижению. Только спустя столетие наблюдается оживление - дело в том, что в этот период Рим боролся за саму возможность своего существования. Позднее военные удачи способствуют пышному расцвету культуры за счёт ограбления побеждённых народов: греков, кунов, галлов, бриттов. Постепенно Рим втянулся в целую серию войн, что привело культуру в застойное состояние, придало ей милитаристский характер.
Рим прославился своими войсками. Их отличала не только высокая выучка, но и дисциплина. Она устанавливалась прежде всего за счёт наказания: символ власти центуриона - розга, символом власти консула были фасции - топорики, воткнутые в пучок палок. Но наказание, страх присутствовали при строительстве многих армий. Дисциплина в римском войске держалась за счёт хорошо продуманной системы наград: солдатам вручали знаки отличия, ордена, браслеты. Отслужив срок, они могли получить землю. Высшей наградой для солдата был венок из дубовых листьев. Воин, первым поднявшийся на стены крепости, получал золотой венок.
Наградой полководцу служил триумф - торжественный въезд на колеснице на вершину холма Капитолия. Герой триумфа носил тунику, расшитую пальмами, и лавровый венок. Право на триумф давал сенат за особо крупную победу. Если победа была не столь значительна, то устраивали овацию, или Малый триумф - герой всходил на Капитолий, пешком и в миртовом венке. Римляне не были «морским» народом, но обстоятельства заставляли их воевать и на воде. Первую победу на море римляне одержали только в 260 г. до н. э. В память об этом в Риме была воздвигнута ростральная колонна, украшенная носовыми частями вражеских кораблей - рострами. Через столетия этот символ морской победы будет украшать Стрелку Васильевского острова в Санкт-Петербурге.
Участие в военных компаниях имело и прагматический смысл: знаменитый богач, устроитель «Лукулловых пиров», нажил свои богатства, будучи удачливым полководцем. Римлянин, не участвовавший в десяти походах, не достоин был государственной должности. Луций Дектат гордился тем, что «участвуя в ста двадцати сражениях, восемь раз победил в рукопашной схватке, сорок пять раз был ранен в грудь и ни разу в спину, тридцать пять раз отнимал оружие у неприятеля и награждён был восемнадцатью необитыми копьями, двадцатью пятью конскими сбруями, восьмьюдесятью тремя цепочками, ста шестьюдесятью браслетами и двадцатью шестью венками, а именно четырнадцатью - за спасание римского гражданина, восемью - золотыми, тремя - за овладение городскою стеною, одним - за спасение, кроме того - деньгами, десятью рабами и двадцатью быками.» В характеристике Цезаря говорилось, что он, «помимо гражданских войн участвовал в пятидесяти открытых сражениях и убил в схватках тысячу сто девяносто два человека».
И всё же римская культура погибла. Ещё во II и начале I вв. до н. э. была сформирована трудами Полибия, Посидония, Саллюстия теория «упадка нравов» как причины деградации Рима. Суть концепции заключалась в том, что постепенное обогащение Рима, усложнение политической жизни неизбежно сопровождаются нравственной деградацией. Гай Саллюстий Крисп отмечал, что «когда трудом и справедливостью возросло государство, когда были укрощены войною великие цари... и все моря, все земли открылись перед нами, судьба начала свирепствовать и всё перевернула вверх дном. Те, кто с легкостью переносил лишения, опасности, трудности, - непосильным бременем оказались для них досуг и богатство, в иных обстоятельствах желанные. Сперва развилась жажда денег, за нею - жажда власти, и обе стали как бы общим корнем всех бедствий... Зараза расползлась, точно чума. Народ переменился в целом, и римская власть из самой справедливой и лучшей превратилась в жестокую и нестерпимую». С той поры, как богатство стало вызывать почтение, продолжает Саллюстий, как спутником его сделались слава, власть, могущество, с этой самой поры и начала вянуть доблесть, бедность и бескорыстие стали считаться позором.
Некоторые авторы отмечают «диалектический характер этой концепции». Развитие в ней «воспринимается как благо, неотделимое от зла», а применительно к характеристике времени в ней оказываются сопряжёнными два движения времени - прогрессивное и регрессивное. Мы же отметим идеалистический, иллюзорный характер такого рода «концепции». В ней вторичный характер - нравственность - определяется вторичными же качествами - политическими. Между тем и политика и нравственность - хотя и важные, но всё же производные от производственных отношений факторы развития. Ссылка на «диалектичность» взаимодействия добра и зла также не придаёт концепции достоверности, ибо причины «зла» в обществе носят различный характер.
По нашему мнению, причиной гибели культуры Рима является противоречие, коренящееся в самой культуре и заключающееся в нарушении соответствия производительных сил общества и человека с теми производственными отношениями, которым когда-то, в период зрелости, они соответствовали, создавали простор для их развития, устойчивую систему стимулов и мотивов труда и деятельности.
Расцвет классической культуры античного полиса был обеспечен завоеваниями римских плебеев. «Законодательное ограничение ссудного капитала определённым минимумом, до 8 1/3 % в год, затем уровень процента был снижен до 6% или 0,5% в месяц, запрещение долгового рабства, получение земельного участка из фондов ager publicus, общественной земли, на правах собственности (то есть без необходимости вносить арендную плату) стали важнейшими завоеваниями римских плебеев. Прежде всего, в экономической области создали основу их гарантированного в известной мере существования в качестве активных членов гражданского коллектива, обеспечили расцвет классического полиса в Древней Греции и Древней Италии, экономической базой которых стало, в некоторой степени гарантированное законом, мелкое независимое земледелие и ремесленное производство», - свидетельствует В. И. Кузмин [8.8]. В античных полисах в основе всех политических коллизий стоял аграрный вопрос. Победа плебея в многовековой борьбе патрициев и плебеев к началу III в. до н. э. показала бесперспективность развития крупного землевладения на прежних основах, то есть на патриархальном рабстве с использованием труда рабов-должников на сугубо натуральном производстве, жёстком ростовщичестве, направленном против своих же граждан, наконец, на основе пронизанности организации крупных владений отношениями мелкого земледелия.
Таким образом, экономической основой культуры античности, классической её фазы выступает патриархальное рабство с натуральным производством. Именно это положение полнее всего соответствует состоянию производительных сил античного общества и является основой классической фазы в его культуре, вершиной её развития. Расширение рабовладельческого производства, утверждение крупного земледельческого хозяйства и товарно-денежного обращения объективно выходило за рамки отношений собственности и привело в конце концов к упадку и прежний способ производства, и его культуру.

8.3. Достижения и ценности культуры цивилизации Древнего Рима
Цивилизация древнего Рима не стала культурой технической, хотя в области аграрного производства римляне достигли известного технического прогресса.
Среди причин, не позволивших развивать технику, науку обычно называют ограниченное применение источников энергии - воды, ветра, пара и др. Даже мускульная энергия животных не использовалась в должной мере. Основным средством передвижения и перевозки тяжестей оставались бычьи упряжки, ослы, мулы. Лошадей широко не применяли ввиду того, что не знали стремени. Оно появилось только в VIII в. н. э. Оглоблевая телега оставалась неизвестной вплоть до III в. н. э. Следствием этого была высокая стоимость и неэффективность наземного транспорта, что не способствовало развитию мануфактуры.
Техника использовалась в непроизводственной сфере, для развлечений, в военном деле. И здесь римлянам приходилось многому учиться у греков. Наука, философия также были заимствованы и пришли слишком поздно, чтобы получить оригинальные формы развития. Виной этому обычно называют рабство. Но и в соседней Греции также использовали труд рабов, но тем не менее здесь развилась глубоко оригинальная и научная, и философская мысль.
В наиболее концентрированном виде античная культура выражается в политическом мышлении. Политика - вот единственно достойное занятие для гражданина, свободного человека - так считали и римляне, и греки.
Полис оставил после себя три идеи.
Первая идея - идея гражданства - членства в полисе, городе-государстве. Отсюда сопричастность всей жизни полиса, цивитас.
Вторая идея - демократия - народовластие, народоправство - сопричастность гражданина к управлению жизнью полиса, участию в делах государства.
Третья идея - идея республики - общего дела, а значит, возможность путём выбора занять своё место в «общем деле». Отсюда развитие выборного начала, сменяемость полководцев, их подотчётность сенату, коллегиальность в решениях.
Если культура Греции исчерпала себя этими идеями, то античный Рим пошёл дальше - в кризисный момент он утвердил идею единого, централизованного государства. Таким образом, он создал условия для распространения единой, унифицированной культуры. Более того, Рим пошёл ещё дальше, к идее империи - неограниченной, неразделённой власти главы государства. И это продлило жизнь культуры Рима по отношению к культуре Греции ещё почти на пять столетий, но всё же не спасло её: римляне в IV в. н. э. разучились воевать и даже защищаться. Достаточно вспомнить, что после разорения Рима вандалами в 455 г. римляне обсуждали, не как восстановить город, а как устроить цирковое представление; на большее они уже не были способны. А вождю герулов Одоакру они подчинились в 476 г. без сопротивления.
Наиболее полно и завершённо культура проявляется в нравственности, в моральном кодексе, который каждый народ разрабатывает для себя. Моральные нормы, разработанные римлянами, богаче, чем нормы античного греческого полиса. Если греки свели все добродетели к четырём - справедливости, мудрости, мужеству, умеренности, то римляне не ограничивали их число, так же как и количество богов. Человек ценился не по отдельным своим качествам, достоинствам, а по их совокупности: сумма всех нравственных качеств и составляла новую цельность - virtus, доблесть. Но, в отличие от греческого полиса, где нормы исходили от гражданского общества, в Риме их утверждающим началом являлось государство. Сами добродетели приобрели независимое от человека существование, навязывались ему в виде государственных, сакральных персоналий, олицетворялись в богах и императорах. Concordia (согласие), Fides (верность), Honor (честь), Clementia (кротость), Virtus (доблесть) - плюральные нормы и качества, приписываемые императорам, но это - и отдельные божества. Римская религия была государственной, и чиновник был и главным служителем - понтификом. Сложилась определенная иерархия ценностей. Гай Луциллий дал такую схему:
На первом месте стоят деяния на благо отчизны и качества человека, их обеспечивающие, например, патриотизм.
Затем идут ценности, направленные на благо родных - семья.
На последнем месте стояли ценности, в которых выражалась забота о собственном благе - эгоизм, индивидуализм.
Или, как выражено в поэтической форме:
«Надо сначала о благе отчизны подумать,
После - о благе семьи и потом уже только -
- о нашем»
(Луциний, I в. до н. э.)
Наградой за virtus, то есть за развитие нравственной культуры как высшей ценности был почёт, Honor, всенародное одобрение, признание. Рим утвердил целый перечень почётных выборных должностей, cursus honorum, на которые выбирались в награду за проявленную virtus.
Деяния мужественных людей обеспечивали римлян свободой. Свобода была тесно связана с независимостью, зависимый человек не мог быть свободным. Поэтому считалось, что должность, выполняемая за деньги, не может считаться свободной: «Жалованье делает человека рабом», - считали римляне. Поэтому на должности продвигались люди богатые.
Позднее, когда междоусобные, гражданские войны стали раздирать римское общество, стали утверждаться новые ценности - humanitas (гуманность), а ещё позднее, в период империи - urbanitas (изящество, обходительность). Таким образом, гуманизм - не исходная ценность культуры. Пока культура развивается и её собственные противоречия не достигли развитой формы, общество не ценит гуманизма, заботы о конкретном человеке, не культивирует его. Всё затмевает собой долг, обязанность, необходимость, исходящие от государства, коллектива, общества, то есть организующего, рационального начала. По мере их разложения, центр мотивации переносится на самого человека, он становится высшей ценностью, мерилом оценок, целью культуры. Хотя культуры Рима и Греции развивались синхронно во времени и пространстве, ценности, которые признавались ими, были различны. Это различие вызывало интерес ещё у мыслителей древности. Так, Корнелий Непот, знаменитый римский писатель, обратил внимание на различия, имеющиеся в культуре римлян и греков. Непот отмечал, что «найдутся многие люди, которые сочтут сочинения подобного рода легкомысленными и не слишком достойными своих важных героев, коль скоро они прочтут сообщение о том, кто учил музыке Эпаминонда, или в перечне его добродетелей встретят упоминание о том, что он «изящно танцевал и умело играл на флейте»». Итак, для римских читателей Непота занятия музыкой, танцы, игра на флейте - занятия «легкомысленные» и не достойны «важных героев». Это будут читатели, отмечал Непот, «чуждые греческой образованности, которые считают правильным только то, что согласуется с их понятиями. Если же они узнают, что все народы понимают достойное и позорное не одинаково, но судят обо всем по обычаям своих предков, то не станут удивляться, что я рассказываю о доблести греков, сообразуясь с их нравами.
Не стыдно было, например, великому афинскому гражданину Кимону взять в жёны родную сестру, поскольку сограждане его придерживались такого же правила; по нашим обычаям это считается нечестивым
…Во всей почти Греции большой честью считалось быть провозглашённым победителем на Олимпийских играх, и во всех племенах ни для кого не считалось позорным выступать на сцене, теша зрелищем народ; а у нас такие занятия расцениваются либо как позорные, либо как низкие и не совместимые с достоинством.
И, напротив, многое из того, что считается по нашим обычаям пристойным, кажется для греков постыдным. Например, кто из римлян постесняется привести на пир жену? Или чья мать семейства не занимает почетнейшего места в доме и не бывает в обществе?
В Греции… к столу женщина приглашается только в том случае, если собирается родня, и пребывает она постоянно только во внутренней части дома, именуемой гинекеем, куда нет доступа никому, кроме близких её родственников.» И далее Непот делает вывод: «Все эти утехи (то есть занятия музыкой, танцами, пением, философией) по нашим понятиям пусты и, пожалуй, достойны презрения, но в Греции, особенно в те времена, они почитались весьма высоко… У нашей знати не принято заниматься музыкой, а танцы у нас почитаются пороком. У греков же эти занятия считаются приятными и почтенными.».
По мере обострения противоречий - экономических, политических, социальных, разлагалась и культура Рима, обеспечивавшая долгие столетия его единство и целостность. Сами римские мыслители отмечали определённый регресс своей культуры, но сделать ничего не могли. Тацит, знаменитый римский историк, передавал слова правоведа эпохи ранней империи Гая Кассия Лонгина: «Меры, которые принимались в старину в любой области, были лучше и мудрее, а те, что впоследствии менялись, менялись к худшему». Известный поэт Гораций ту же мысль выразил в художественной форме:
«Чего не портит пагубный бег времён?
Ведь хуже дедов наши родители,
Мы хуже их, а наши будут
дети и внуки ещё порочнее.»
Обнаружив следы упадка культуры, римское общество смирилось с этим, приняло это, как фатальную неизбежность, и не нашло в себе силы найти Ответ на Вызов истории. Его будут искать другие народы.

ForStu / Лекции / Культурология / (ПОЛНАЯ версия лекции по культорологии)

Copyright © 2004-2017, ForStu

Яндекс.Метрика